Русская религиозная философия слева направо. Введение.

Заметно, что и мещанство теряет веру в дальнейшую возможность жизни
так, как привыкло. Живёт всё также, но это — по инерции. Все чувствуют,
что привычный порядок требует оправданий, объяснений, а — где их взять,
оправдания-то? Оправданий — нет.

Максим Горький. Жизнь Клима Самгина

Введение. Как россиянам навязывают «религиозную философию».

В связи с прошедшим столетним юбилеем Октябрьской революции российские власти не жалели денег на оплёвывание и поливание грязью революции 1917 года и большевиков1, несмотря на острую нехватку денег в медицине и образовании, щедро раздавали «креаклам» гранты на антиисторические фильмы, спектакли, книги, пропагандистские телепередачи и мероприятия.

В этой статье я хотел бы задаться вопросом о том, каковы же позитивные идеологические установки современной власти, что она выдвигает в противовес идеалам Октября. Вот и Медведев заявил, что революция-де разрушила не только экономические, но и «культурные основы» Империи2. Что же это за основы, которые с усердием и тщанием восстанавливает нынешняя власть?

Предав анафеме коммунистическую идеологию, новый правящий класс — бюрократ-буржуазия — до сих пор не может выстроить собственную, «правильную», идеологию, свою «русскую идею»3. Идею, которая бы оправдывала неравенство, которая бы превозносила индивидуализм, деньги, частную собственность.

В готовом виде такую идеологию можно было бы позаимствовать на Западе, но это было бы невыгодно с точки зрения конкуренции со своими западными коллегами: новая холодная война актуализирует необходимость привития массам такой «национальной идеи», которая отличала бы «нас» от «бездуховного Запада». Нашим господствующим классам нужно насаждение того же мелкобуржуазного индивидуализма но в специфической православно-великоросской обёртке.

Приходится обращаться к последним идеологическим наработкам Российской Империи и её обломков — белой эмиграции. Советский и Российский историк Вадим Роговин пишет: «Идеология и даже терминология современных “национал-патриотов” не является их собственным изобретением; она заимствована из работ деятелей наиболее реакционного крыла русской эмиграции». Одним из идейных плодов российской до- и послереволюционной реакции является «русская религиозная философия». Традиционно к этому направлению относят мыслителей религиозного толка XIX — начала XX вв, но в их среде четко выделяются два поколения, и мы по большей части будем говорить, о втором из них, чьё творчество пришлось на конец XIX и первую половину ХХ веков, то есть на период двух революций в России, что и обусловило тематику их творчества, полемику с революционным лагерем и предопределило популярность в среде современных интеллектуалов и работников идеологической сферы. К числу этих философов отнесём Владимира Соловьёва, Сергея Булгакова, Николая Бердяева, Василия Розанова, Павла Флоренского, Ивана Ильина, Дмитрия Мережковского, Семёна Франка и некоторых других.

Идеологи правящего класса современной России привечают «религиозную философию» наряду с РПЦ. Попы привлекают проповедью рабской покорности, «религиозные философы» обожествлением «буржуазных ценностей», но первых со вторыми объединяет контрреволюционная риторика и иррационализм, просто РПЦ больше подходит для масс, а «религиозники» для интеллектуалов.

В строгом смысле слова, философами вышеназванных персонажей можно назвать с большой натяжкой. Во-первых, по верному замечанию Александра Тарасова, «там, где есть религия, там нет настоящей философии»4, а во-вторых, собственного учения об устройстве мира, реальности, о принципах познания у большинства из них нет, даже если они беспрерывно употребляют слова «бытие» и «сущность».

«Религиозных философов» не интересовало познание основ бытия или закономерностей жизни общества, они преследовали узкопрактические пропагандистские цели: демонстрировали свою благонамеренность власти, искали идеологических оправданий существующей системе и своему привилегированному положению в ней и т. д.

По этой же причине их слабо интересовали философские системы наиболее известных и близких им по времени мыслителей. У них не найти серьезного разбора философии Маркса, Гегеля, Канта. Маркс критикуется ими поверхностно и огульно, из Гегеля и Канта берутся лишь идеалистические элементы, да и то в уже подготовленном немецкими неокантианцами и неогегельянцами виде.

То есть этих авторов уместнее называть публицистами, пропагандистами или идеологами. И именно в качестве идеологов они и оказались востребованы правящим классом современной России, ибо призваны были заместить собой изгнанных из информационного поля революционных мыслителей.

Надо сказать, что пропагандируется «религиозная философия» в современном российском обществе довольно рьяно. Полки с пометкой «философия» в книжных магазинах заставлены произведениями «религиозных философов» Василия Розанова, Ивана Ильина, Николая Бердяева и т. п. Конкуренцию им составляют только Ницше и Макиавелли. Обильно издаётся публицистика Ивана Шмелева, Дмитрия Мережковского, Зинаиды Гиппиус.

С этой целью я специально сходил и посмотрел на стеллажи раздела «философия» в магазинах одной из крупнейших российских книготорговых сетей «Читай-город», насчитывающей 382 точки продаж. Что я увидел? Точнее, чего я не увидел? Не увидел Маркса и Ленина, это по определению книгопродавцев не философия, они скромно затиснуты на полки «экономика» и «право» между учебными пособиями и руководствами, «как стать богатым, ничего не делая»5. Нет здесь российских демократов, нет французских философов-просветителей, нет Плеханова, нет Грамши, Лукача, Лифшица, Ильенкова. Видим одну (!) книгу Энгельса на самой нижней полке. Давайте опустим всевозможные учебники и сборники, а также идиотские поделки в духе «Философия и секс» или «150 маршрутов успеха» (хотя последние тоже говорят об идеологической политике китов книжного бизнеса), и посмотрим, какие авторы представлены наиболее широко.

Безусловным лидером является предтеча фашизма Ницше — 31 книга, из них одна развёрнута не корешком, а лицом для пущей заметности. Следом идёт Макиавелли — 19 книг, из них четыре развёрнуты лицом. И это при том, что по большей части это одна и та же работа «Государь». 12 книг Бердяева. Единственный левый философ, составляющий конкуренцию Бердяеву — Эрих Фромм (12 книг). Если ещё посчитать одну книгу Адорно, то выйдет, что «франкфуртская школа» представлена 13 книгами. Если прибавить Сартра (3 книги) и Энгельса, то марксизм будет представлен 17 книгами. А если посчитать философов-диалектиков, то есть прибавить к марксистам 5 книг Гегеля — выйдет 22 книги.

Теперь посчитаем «русских религиозных философов». К Бердяеву прибавим философию Достоевского и Гоголя (да, вот Достоевский с Гоголем, в отличие от Ленина с Марксом — видные философы, а не беллетристы), черносотенца Данилевского, фашиста Ильина (3 книги), Розанова (2 книги), Шестова, Бибихина, Тютчева, Сергея Трубецкого (2 книги) и Толстого (3 книги) — выйдет 28 книг. Если к ним ещё прибавить немецких идеалистов, у которых русские «религиозные философы» заимствовали идеи, то есть Канта, Шопенгауэра и того же Ницше, то получится 68. Если же добавить к ним визионерский бред Даниила Андреева, всевозможную «философию Дзэн» и «библейскую философию», Мамардашвили, Лосева, Кьеркегора, Сведенборга, постмодернистов, то получится, что идеализм безраздельно царит в философском отделе сети. Нельзя отнести к идеалистам, но смело можно отнести к консервативно-реакционному лагерю Конфуция и Айн Рэнд.

Тут возразят: «Печатают тех, на кого спрос есть». Давайте проверим, соответствует ли вышеприведённое соотношение, например, поисковым запросам в интернете. Проверим фамилии вышеперечисленных авторов по частотности запросов в поисковой системе «Яндекс». Чтобы отсеять однофамильцев будем проверять по имени и фамилии. Это несколько снизит частотность (понятно, что «Ницше» запрашивают чаще чем «Фридрих Ницше»), но поставит всех авторов в равные условия. Первая десятка будет выглядеть следующим образом:

1. Лев Толстой — 499 803;

2. Карл Маркс — 412 368;

3. Владимир Ленин 67 440;

4. Николай Гоголь — 59 972;

5. Фридрих Энгельс 39 227;

6. Фёдор Достоевский 24 524;

7. Эрих Фромм 21 124;

8. Айн Рэнд 17 247;

9. Фридрих Ницше — 17 182;

10. Никколо Макиавелли 12 890

Если же убрать из списка беллетристов (Толстого, Гоголя, Достоевского, Рэнд), то первые четыре строчки окажутся за философами-марксистами, и на нижние четыре строчки взберутся Иван Ильин (11 396), Жан Поль Сартр (11 289), Николай Бердяев (7 224) и Артур Шопенгауэр (6 593). А если Николая Чернышевского запросить как «Н Чернышевский», то седьмое место, оттеснив Ильина, займёт именно он (12 448). И никакими Шестовыми, Трубецкими и Данилевскими в этом рейтинге близко не пахнет. Где же полки, заставленные призведениями Маркса, Энгельса и Ленина? Нет их. Вместо этого книгопродавцы предпочитают пиарить в качестве философов разных мракобесов вроде Даниила Андреева и Сведенборга.

Публицист Кирилл Мартынов отмечает: «Русская религиозная философия сегодня снова в моде, а цитирование классиков этого направления — Николая Лосского, Сергея Булгакова, Павла Флоренского и других — считается признаком хорошего тона. Более того, ведущие философские факультеты страны предлагают своим студентам учебники, где в качестве официальной интеллектуальной программы обозначен неоплатонизм, с которым у русской философии есть тесные связи. В рамках такого поворота в Московском университете уже сейчас защищаются дипломы по теоретической философии, состоящие из аналитических суждений вида соборность всегда софийна»6.

«Руских религиозных философов» активно включают в образовательные программы, освобождая для них время путём изъятия имён, связанных с революционно-демократической традицией. Например, «православный мыслитель» Иван Шмелёв проникает в школу в качестве автора вымышленных детских воспоминаний «Лето господне», тем не менее пропитанных религией и не чуждых черносотенству.

В список литературных произведений на русском языке7, изучаемых согласно школьной программе в общеобразовательных учреждениях в Российской Федерации, включены мифы древних славян, жития православных святых, верноподданнические «Избранные места из переписки с друзьями» Гоголя, серьёзно расширен список рекомендованных произведений писателей «серебряного века», пропитанных идеями всё тех же «религиозных философов» и дающих повод поговорить о последних.

Зато исчезли все революционные произведения Владимира Маяковского (например, поэма «Владимир Ильич Ленин»), проза и публицистика Александра Герцена и многое другое. В принципе, список рекомендуемой в современной РФ литературы, скорее, раздувался за счет включения новых произведений, выкидывались из него только самые ненавистные новой власти имена. Однако мы ведь понимаем, что и сами педагоги, старшим из которых по мозгам проехала «перестройка», а младшим MTV, предпочтут с детишками обсуждать Шмелёвские религиозные воздыхания, чем философскую публицистику Добролюбова и Белинского.

Главным же фактором при выборе изучаемых произведений в школе, конечно же, является ЕГЭ. И грустно и смешно, что на многих сайтах8 списку литературы к ЕГЭ предпосылается эпиграф из письма Александра Герцена к сыну: «Без чтения нет настоящего образования, нет и не может быть ни вкуса, ни многосторонней шири понимания». Но самого Герцена в списке обязательных к чтению авторов нет! Нет и Чернышевского, Горький или вовсе исчезает, или от него остаются лишь «На дне» да «Старуха Изергиль».

Можно сказать, что современная школа делает все, чтобы подготовить детей к восприятию «религиозной философии». В результате у них складывается представление о философии, как о скучной и безответственной болтовне (несостоятельность и бессвязность этой «философии» будет продемонстрирована в специальном разделе).

Но гораздо активнее «религиозные философы» пропагандируются в высших учебных заведениях, в первую очередь, на философских и филологических факультетах.

Стоит отметить, что все философские факультеты российских вузов уже давно обзавелись кафедрами религиоведения, а в июне 2017 года в России была официально защищена кандидатская диссертация по специальности «теология» и был поднят вопрос о присуждении статуса академика РАН патриарху РПЦ9.

Представители научного сообщества отнеслись к этому по-разному, но давайте присмотримся к самому этому сообществу: на официальном сайте МГУ преподаватели кафедры истории русской философии называют своих любимых мыслителей. Кто же они? Б.В. Межуев называет «религиозных философов» Владимира Соловьёва и Льва Шестова, А.А. Попов — Николая Бердяева, Л.Р. Авдеева «мыслителей консервативной направленности» Николая Карамзина, Сергея Уварова, Степана Шевырева, Апполона Григорьева, Николая Данилевского, Константина Леонтьева «и др.». Остальные, хоть и обозначают сферу интересов, но имён не указывают.

В списке общих курсов бросаются в глаза «Философские идеи в русском масонстве», «Философия славянофильства», «Философия консерватизма в России», курс с интересным подбором фигур «Философия русской литературы (Ф.М. Достоевский, А.П. Чехов, Ф.И. Тютчев)», «Философские воззрения Н.Я. Данилевского и К.Н. Леонтьева: сравнительный анализ», «Проблема человека в новом религиозном сознании», «Философия русского послеоктябрьского зарубежья», «Софиология в России», «Логика иррационализма Л. Шестова», Владимиру Соловьёву посвящены аж два курса — «Русские источники философии Вл. Соловьева» и «Владимир Соловьев и его окружение».

Всему этому валу «духовности» открыто противостоят лишь четыре наименования «Философия русского радикализма», «Философия марксизма в России», «Ленин как исследователь марксизма: метатеоретические аспекты» и «Философские дискуссии в СССР в 20—30-е гг. XX в.». Остальные названия курсов сформулированы нейтрально.

В числе важнейших проектов кафедры наряду с подготовкой антологии статей о Ломоносове и участия в проектах Дома русского зарубежья им. А. И. Солженицына названо и участие в проекте РАН по подготовке к изданию Полного академического собрания сочинений Владимира Соловьева. В общем, примерно становится понятно, кто — самый популярный отечественный философ на кафедре.

Но давайте ещё взглянем на оформление официального сообщества кафедры в «фейсбуке».

1111

В галерее портретов легко узнать Гоголя, Достоевского, Фёдорова, Соловьёва, Бердяева, С. Булгакова, Розанова и легко заметить отсутствие Белинского, Чернышевского, Герцена, Лаврова, Ткачёва, Ленина и многих-многих других известных в России и в мире мыслителей.

На философском факультете РГГУ есть отдельный курс «Философия религии», и автор этого курса, доктор философских наук С. А. Коначева обещает, что в его рамках студенты будут иметь дело с «реальностью, превосходящей границы и возможности человеческого разума»10.

Суть курса «Русская эстетика XIXХХ вв» того же факультета раскрыта в двух предложениях: «К обсуждению предлагается широкий круг проблем классической эстетики ХIХ в. и ее интерпретации в отечественной философии, прослеживается переход от утилитаризма к символизму. Раскрываются центральные идеи русской религиозной эстетики (В.С. Соловьев, П. Флоренский, С. Булгаков и др.)»11. То есть буквально с первой фразы наивысшим уровнем эстетики объявляется символизм12. А уже во второй фразе говорится о «религиозной эстетике» и её идеологах Соловьёве, Флоренском и Булгакове (о них мы ещё поговорим ниже). Другой эстетики и других теоретиков искусства в России за последние двести лет, очевидно, так и не появилось. Дикая, варварская страна! А куда же делись посвящённые эстетике и оказавшие большое влияние на развитие отечественного искусства труды Чернышевского, Плеханова, Луначарского, Троцкого, Воронского, Лифшица, Ильенкова и других?

В описании курса «История русской философии» упоминаются имена «от Вл. Одоевского, П. Чаадаева и А. Хомякова до Вл. Соловьева и В. Розанова»13. То есть на Розанове русская философия, очевидно, закончилась.

Может быть, имена русских философов Герцена, Чернышевского, Бакунина, Ткачёва мы найдём в курсе «Социальная философия»? Ах нет, ведущая этот курс Яна Бражникова интересуется исключительно «проблемой соотношения традиции, модерна и постмодерна»14.

В описании курса «Введение в онтологию» упоминается только одно имя — «веховца» С. Л. Франка15.

Может быть, в провинциальных вузах дело обстоит иначе? Нет, не обстоит. Аннотация научных дисциплин бакалавриата по философии Сибирского федерального университета16 занимает 80 страниц, и уже на пятой странице, четвёртым по счёту, называется курс «Религиоведение». Вообще слово «религия» и производные от него упоминаются в документе свыше 40 раз. Для сравнения, «диалектика» и производные упоминаются 6 раз, «материализм» и производные – 1 раз, и ещё к тому «идеализм» и производные – 2 раза, «дух» и производные – 5 раз.

Есть отдельная дисциплина «Искусство и мировые религии», авторы которой обещают «сформировать целостное представление о взаимоотношении искусства и мировых религий», а также «толерантность в восприятии социальных и культурных различий», но разделы курса посвящены исключительно религиям Западной Европы и России. Вот так толерантность: оказывается весь мир состоит только из России и стран Евросоюза, только здесь есть «культурные и цивилизационные ценности», а весь остальной мир — сплошная цивилизационная помойка, гетто, место обитания недочеловеков!

Религию предполагается изучать и в рамках дисциплин «Философия права», «Религиоведение», «Современная зарубежная философия».

Имена в документе не называются. Зато они есть в программе кандидатского минимума. Логос и бог здесь пишутся только с большой буквы, упоминаются античные философы, Гегель (в связи с концепцией абсолютного духа, а не с диалектикой), Лейбниц, Лосский, Энгельс, Гартман, Гуссерль, Хайдеггер, Ясперс, Маркс, Шкловский, Кант, Поппер, С.Н. и Е.Н. Трубецкие, Флоренский. Я понимаю, Гегеля, Канта и Маркса с Энгельсом в мировой философии трудно не заметить. А вот Трубецкие с Флоренским почему удостоены чести стоять с ними на одной строке? Почему они обогнали Сартра, Фромма, Маркузе, Лукача? Где представители экзистенциализма, где «франкфуртская школа»?

Как отметил современный российский писатель и художник Максим Кантор, «прошли годы, обновлённое русское общество вспомнило опальных мудрецов, их архивы перевезли на Родину — вот они, духовные ориентиры! И премьер Путин из всех русских философов выбрал одно имя: русского фашиста Ильина»17.

Впрочем, это упрощение. Путин ничего сам не выбирает и уж тем более в области идеологии. Нашим правителям книги «философов» читать не по уму. За них это делают специальные люди, они же и подбирают нужные цитаты и вставляют их в речи и выступления первых лиц. Что это за люди, и откуда они берутся? Из среды столичных интеллектуалов, наследников советского образованного мещанства. Вот эти мещане18, незаслуженно именовавшие себя интеллигенцией, ещё с застойных времён тянулись к «запретной» религиозной литературе, почитывали Солженицына, который обильно ссылался на того же Ильина19. Причём за Бердяева или Розанова в советское время наказывали куда мягче, чем за Бухарина или Троцкого. Писания «религиозных философов» также привлекали своим эскапизмом, оторванностью от действительности, отсутствием систематичности: «Вот прекрасно устроились — несли, что Бог на душу положит, и при этом ходили в солидных и уважаемых господах!»

Ивана Ильина у нас стали публиковать с 1989 года. А с 1993 по 2008 издали полное 28-томное собрание сочинений. В 1990 году его именем назвали институт бизнеса в Екатеринбурге, и в 2012 году возле этого института ему поставили памятник.

Не будем забывать, что в атмосфере чиновничьего подхалимства в качестве руководящих установок используются отдельные, казалось бы, ни к чему не обязывающие, заявления «первых лиц». Так, речи Путина20, Никиты Михалкова21, замруководителя президентской администрации Владислава Суркова, генпрокурора Владимира Устинова22, министра иностранных дел Сергея Лаврова, патриарха Кирилла с цитатами из Ильина пробудили чувства любви к этому писателю в сердцах чиновников помельче, в том числе чиновников от образования и культуры, и Ильина стали уже повсеместно пиарить: о нём заговорили губернаторы и видные «единороссы», его книги стали рекомендовать в качестве обязательных к прочтению, с помпой перевезли его останки в Россию и перезахоронили на кладбище Донского монастыря рядом с Деникиным и Шмелёвым, повесили мемориальную доску на старейшем здании МГУ на Моховой, сняли про него несколько документальных фильмов («Завещание философа Ильина», «Защита Ильина», «Русский философ Иван Ильин» и др.), которые демонстрировались на главных телеканалах, стали включать задания по Ильину в ЕГЭ, то есть сделали тексты Ильина обязательными к изучению всеми школьниками!

Перезахоронение Ильина в 2005 году, а также доставка его архивов в Россию в 2006 (ложно названная «возвращением на родину», поскольку основная часть документов архива была создана Ильиным за границей) была осуществлена в рамках госпрограммы «За примирение и согласие», нацеленной на борьбу с культурным наследием революции23. Денежки на приобретение архива (60 тыс. долларов) по просьбе полпреда президента РФ Георгия Полтавченко24 выделил олигарх Виктор Вексельберг, ранее порадовавший правительство коллекцией яиц Фаберже25.

Именем Сергея Булгакова назвали площадь в городе Ливны, там же в 1996 году был открыт лицей, названный его именем.

Имя Флоренского было присвоено двум улицам — в Калининграде и в посёлке Соловецком. Его также неумеренно восхваляли в девяностые и нулевые — сравнивали, то с Паскалем, то с Лейбницем, то с Леонардо да Винчи. На короткое время он стал интересен даже на Западе. Немецкий историк-славист Михаэль Хагемейстер с иронией констатирует: «Многочисленные таланты Флоренского и его глубокая ученость подавляют и пугают. Тайя Гут даже называет его самым светоносным представителем русской духовной жизни, а Стефен Кессиди — одним из величайших интеллектуалов всех времен. К этому добавляют нимб мученика православной Церкви, включенного в сонм святых новомучеников и исповедников, — причем создается легенда, ведь в представленном церковному собору для прославления списке лиц Флоренский не был упомянут»26. И сам же намекает, что интерес на Западе вызывает не мысль, а личность Флоренского, что те, кто им восторгаются, не знают толком его жизнь и «раздражающе странное мировоззрение»27.

О религиозных «мыслителях» составлены обширнейшие и достаточно лестные статьи в «Википедии» с большими списками ссылок на посвящённые этим авторам (тоже хвалебные) работы.

Таким образом, «религиозные философы» вводятся в канон официозной культуры. Ельцинский период в истории России, отмеченный деградацией культуры и общественных нравов, развалом и разграблением экономики, отдельными комментаторами теперь именуется «церковным ренессансом» или «духовным возрождением», что напрямую отсылает к бердяевскому определению периода реакции перед революцией 1917 года как «русского духовного ренессанса».

Линия преемственности выстраивается таким образом: сначала православная культура, всевозможные жития и «поучения», «Домострой», потом писания славянофилов (Хомякова, Суворина, Булгарина, Леонтьева) и классическая русская литература, взятая под углом зрения славянофилов, с выпячиванием мистицизма Гоголя и верноподданничества Достоевского, потом «новое религиозное сознание», символизм, далее через Михаила Булгакова, «Доктора Живаго» и Солженицына быстренько перебегаем через советский период, и — вот оно, новое время! Пелевина и Сорокина вам в руки.

Надо сказать, что тут «патриоты» России оказываются созвучны «ненавистным американцам»: курс русской литературы ХХ века в Дармутском колледже включает изучение только следующих произведений: «Мы», «Мастер и Маргарита», «Доктор Живаго», «Один день Ивана Денисовича»28. Какое совпадение!

Дмитрий Косяков. 2016-2018 гг.

Русская «религиозная философия» и революция

Русская «религиозная философия» и православная церковь

Русская «религиозная философия» против отечественной культуры

Русская религиозная философия и фашизм. 1.

Русская религиозная философия и фашизм. 2

Русская религиозная философия и фашизм. 3

Русская религиозная философия. А был ли мальчик? (1)

Русская религиозная философия. А был ли мальчик? (2)

Примечания

1О реобилитации и реабилитаторах одного из таких антибольшевистских мифов замечательно написал товарищ Водченко. Водченко Р. М. Миф о «немецких деньгах большевиков» — памятник мракобесию. http://saint-juste.narod.ru/deneg_net.html

2Медведев рассказал о последствиях Октябрьской революции. https://ria.ru/economy/20160930/1478227416.html

3О жутковатом комизме этих попыток неоднократно говорил и писал Александр Тарасов. См., например, http://saint-juste.narod.ru/arditi.html; http://saint-juste.narod.ru/chernik.htm.

4Тарасов А. Н. Из переписки с Михаилом Немцевым. http://saint-juste.narod.ru/nemcev.html).

5Но тогда и Макиавелли надо ставить в «политику», Даниила Андреева — в «фантастику», а Флоренского — в «религию».

6Мартынов К. Архивы Духовности. http://scepsis.net/library/id_737.html

7Сошлюсь на Википедию как наиболее открытый для дополнений и расширения ресурс. https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%92%D0%B8%D0%BA%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BA%D0%B0:%D0%A8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BC%D0%B0

9«Академиком можно сделать Патриарха, гомеопата, коня, лабрадора Кони». Зачем РПЦ стремится в науку. Мнения. https://futurist.ru/articles/994-akademikom-mozhno-sdelaty-patriarha-gomeopata-konya-labradora-koni-zachem-rpts-stremitsya-v-nauku-mneniya

12Лично мне символ всегда казался довольно примитивным художественным приёмом, поскольку он не содержит в себе ничего, кроме прямой отсылки к к какому-нибудь сакральному сюжету или образу. То есть автор текста сам признаёт вторичность, подчинённость своего произведения, оно нужно лишь для того, чтобы ловко подсунуть вместо него тот, изначальный текст, в очередной раз ткнуть читателя носом в Библию — не более того. В результате анализ произведения (фильма, книги) превращается в примитивную угадайку: а кто же у нас здесь символизирует Христа, дьявола, душу, смерть? Угадать, как правило, несложно. Угадали? Вопрос закрыт, переходим к следующему произведению.

17Кантор М. К. Корни «всечеловека». Хроника стрижки овец. М., 2014. С. 267.

18Примером этого слоя может служить писатель Дмитрий Быков, популярный, либеральный, обильно цитирующий вехистов. См. Быков о Путине, Навальном и Собчак. Радио Свобода, 12 января 2018. https://www.youtube.com/watch?v=EyXC0NvqyQU

19Солженицын опирается на Ильина в своей программной статье «Как нам обустроить Россию?»

20Например, президент аппелировал к Ильину как к авторитету в своем послании к Федеральному собранию в 2006 году. См. Путин процитировал слова русского философа Ивана Ильина. http://svpressa.ru/politic/news/106134/

Философы, которых цитирует Путин, — самая псевдонаучная часть русской культуры—. https://lb.ua/culture/2015/05/08/304258_filosofi_tsitiruet_putin_.html

Путин возложил цветы к могилам «государственников» Деникина, Ильина, Солженицына
http://www.newsru.com/russia/24may2009/spo.html

21Фильм Н. Михалкова — Русский философ Иван Ильин. https://rutube.ru/video/fc9cf9008fe76c26b9e8882854088760/

22Коробов П., Таратута Ю. Ильин день. Власть и бизнес вернули в Россию архив философа Ивана Ильина. https://www.kommersant.ru/doc/677459

23В рамках этой же программы, например, был перезахоронен и Деникин со всей соответствующей шумихой.

24Занимал должность полпреда в ЦФО с 2000 по 2011 гг.

25Коробов П., Таратута Ю. Ильин день. Власть и бизнес вернули в Россию архив философа Ивана Ильина. https://www.kommersant.ru/doc/677459

26Хагемейстер М. Новое средневековье Павла Флоренского. http://saint-juste.narod.ru/florenskiy1.html?oprd=1

27Там же.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как:
search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close