Сталинизм и антисталинизм — ролевые игры для левой публики

«И бысть столпъ сланъ» [Быт. 19:26]

Заграница и первые лица

До недавнего времени российское общество делилось на две основные группы: либералов и «патриотов». Первые были за заграницу, вторые — за Путина. Либералы говорили:

— Смотрите, какой противный у нас Путин: из телевизора не вылазит, окружил себя коррупционерами. Только заграница может нас всех от него спасти!

«Патриоты» говорили:

— Смотрите, какой Запад противный: деньги из страны выкачивает, а духовности в нём нет. Только Путин может всё это прекратить!

Так и шёл звон по рунету: «Путин… Путин… Путин…»

Однако с течением времени «патриоты» потихоньку разочаровывались в Путине, видя, что никак он разграблению страны не противодействует, а только помогает пенсии у народа отбирать. И тогда фигура Путина в патриотическом лагере стала понемногу заменяться фигурой Сталина. А либералы так и остались за заграницу.

Теперь либералы говорят:

— Если вы не будете любить заграницу и капитализм, то Сталин придёт и вас всех расстреляет.

А патриоты говорят почти то же самое, но немного навыворот:

— Да, мы наелись уже этим капитализмом и поэтому любим Сталина. А кой кого и расстрелять не мешало бы.

Выходит, что те и другие дудят в одну дуду: или капитализм или Сталин. И снова идёт звон по рунету…

Конечно, это предельно упрощённая картина. Постараемся её немного пояснить. Причина расцвета любви к Сталину заключается в противоречиях российского общества на его современном этапе: с одной стороны, большинство граждан действительно «наелись» капитализма и не желают его ни в каком виде: ни в зверином, ни в «цивилизованном» (этот последний вид существует только в головах либералов, но ведь мы и говорим о состоянии умов).

Многие россияне начинают симпатизировать социализму, а в самом простом виде это выражается в ностальгии по СССР.

Почему из всех советских лидеров выбирают Сталина? Отчасти причиной тому сами либералы, которые создали Сталину имидж самого страшного врага капитализма и либерализма. А поскольку современные либералы — редкостная пакость, то первым побуждением, конечно, становится любовь к тому, что они ненавидят, чего боятся, чем пугают.

Левые в «тупичке»

Создаётся ситуация своеобразной информационной игры. Либералы кидают мячик, сталинисты его подхватывают. Вот выпустил блогер Дудь ролик про Колыму, и «Тупичок» Гоблина встал на дыбы. Все кинулись опровергать. А что за публика трётся вокруг «Тупичка»? Егор Яковлев, Павел Перец, Борис Юлин, Клим Жуков. Вкупе с ними стоит упомянуть Константина Сёмина, Андрея Рудого, Тубуса и т. п. Это самые заметные имена левого рунета, самые распиаренные. Чем же полезным эти персонажи занимаются? Перессказывают советские книжки времён застоя.

Ну, и хвалят Сталина, конечно. А поскольку наша либеральная публика вообще никаких книжек не читала, даже таких тухлых, то, понятное дело, наши сталинисты выглядят достойно. Создаётся видимость какой-то дискуссии. Но какова ценность этой дискуссии, а стало быть и дискутирующих? Ну, посидели Гоблин с Жуковым, потом Перец с Юлиным, заклеймили Дудя, решили, что репрессий не было, или, наоборот, что были, но это хорошо. В процессе ещё к ним Андрей Рудой с «Вестника Бури» подключился.

И решили, что Дудь — дурак и ничего в истории не понимает. А кто-то сомневался? Стоило столько своего, а главное, нашего времени тратить, чтобы всё это доказать? Собрались, потрясли перед вебкамерами старыми учебниками и успокоились до нового либерального вброса. Рудой даже проговорился: «Эх, что бы мы делали, если б не блогер Юрий Дудь! Как ядерные отходы заставили мутировать черепашек-ниндзя, так и Юрий Дудь дал толчок для развития канала «Вестник Бури». Как цветы прорастают на куче г***а, так и мы проросли на критике юриного контента».

Впрочем, почему же цветы? Уж скорее мухи. Ибо Рудой, Сёмин и гоблинские тролли буквально кормятся на критике Дудя, ведь Ютуб за просмотры приплачивает, да ещё и разносят глупости Дудя по интернету. Так что они заинтересованы в существовании подобных идиотов-либералов и выступают их младшими партнерами. У буржуев это называется кросс-маркетинг.

Сталин непригоден

Я перечитал гору литературы о Сталине: его сторонников, его противников, противников его противников и т. д. Я разбирался в отдельных сюжетах, которые становятся предметами яростных дискуссий: о чистках в партии и в Красной армии, о тайной дипломатии и взаимоотношениях с Гитлером, о коллективизации и индустриализации, о мировой революции и «социализме в отдельно взятой стране», о роспуске Коминтерна и погромах в заграничных компартиях…

А потом подумал, не напрасно ли я трачу время? Точно ли это самые важные сюжеты и самые важные вопросы, которые стоят перед нашим обществом сегодня, даже конкретно перед российскими левыми? Накопленный поклонниками и противниками Сталина объем знаний мало пригоден для решения задач современного момента.

Какой исторический период символизирует собой Сталин? Тридцатые и сороковые годы ХХ века. То, чем занимался Сталин до прихода к власти, то есть до и во время революции, слабо интересует даже его горячих поклонников. И это понятно: никакой выдающейся или самостоятельной фигурой Сталин не был, он всё время держался в тени более ярких личностей и в своих «теоретических работах» старался более или мене внятно пересказывать их точку зрения. Всех интересует Сталин-государственный деятель.

То же, что было сочинено Сталиным после прихода к власти, вызывает интерес не само по себе, а именно как отражение взглядов повелителя сверхдержавы, выражаясь словами Галича «каждое слово его — миллион, и каждый шаг миллион». Однако стоит ли перед современным обществом задача государственного строительства, к которой можно было бы применить «теоретические идеи» или практические приёмы Сталина?

Современную российскую политику делают в Кремле и мнения россиян при этом не спрашивают, будь они хоть трижды сталинисты. И уж тем более не имеют никакого влияния на государственную политику российские левые — хоть сталинисты, хоть антисталинисты. Левые не то что не стоят у власти, но и даже не имеют перспектив в обозримом будущем к этой власти приблизиться. Так чему они могут научиться у «крепкого государственника» и «эффективного управленца»?

О чём говорят бюсты

Действительно, популярность Сталина в народе растёт. Причём интерес к его фигуре демонстрируют не только люди старшего возраста, но и молодёжь. Сталин побеждает в различных опросах и рейтингах. В некоторых городах по инициативе снизу ему устанавливают бюсты и мемориальные доски, а в 2015 году ему даже поставили памятник (Памятник Сталину, Рузвельту и Черчиллю в Ялте). Также стоит вспомнить о закрытии Музея ГУЛАГа с подачи КПРФ.

Может быть, кому-то даже из левых антисталинистов это кажется положительным симптомом, мол, народное сознание смещается влево. Однако на самом деле это явление имеет двойственную, противоречивую природу. С одной стороны, да, это признак объективного смещения настроений влево, ведь сталинистами становятся те, кто ещё пару лет назад был яростным путинистом («красным путинистом»), патриотом Российской Федерации, а может даже и кем похуже.

Но одновременно нынешняя любовь к Сталину выражает запрос на «порядок» и «сильную руку», то есть запрос на авторитарного лидера. В рейтингах он побеждает вместе со Столыпиным-вешателем. Не левое интересует в Сталине его обожателей, а правое: национализм, державность. Большинство современных поклонников Сталина воспринимают его довольно узко, как победителя, расширителя границ, милостивого царя и чуть ли не религиозного святого (нарисовали же ему икону).

Его ставят в один ряд со всеми российскими князьями и царями, начиная от Александра Невского (ведь тот тоже воевал с Западом). Ораторы вроде Кургиняна объявляют Сталина опорой современной российской государственности: мол, тот, кто призывает к десталинизации, стремится расшатать современный политический строй, а защитники сталина его укрепляют. Наиболее откровенные сталинисты не стесняются называть своего кумира имперцем.

То есть реально любовь к Сталину выражает сдвиг общественных настроений вправо. И это вполне закономерно для мелкобуржуазной массы в период кризиса. Так что, если левые пожелают примкнуть к этой волне общественных настроений, то очень быстро свернут себе шею, как это вышло в Украине.

Сталинизм в отдельно взятой голове

Ещё одна серьёзная проблема — это авторитарный склад мышления типичного сталиниста. Он убеждён, что все умные книги были написаны до и при Сталине, после смерти Сталина развитие левой теории абсолютно прекратилось. Так что достаточно прочитать тексты классиков (Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина), некритично к ним отнестись, закрыть глаза на противоречия, и расчленить на цитаты.

Такой подход к теории имеет два очень вредных следствия: во-первых, сталинист запрещает себе читать и воспринимать более-менее новую литературу. Типичный Сталинист не станет читать Маркузе, Фромма, Сартра, Крауса, Хобсбаума, Амина, Барана и т. д. Особенно глух он останется к тем авторам, которые когда-либо критиковали Сталина, СССР или кого-то из «признанных классиков». Таким образом сталинист обрубает свыше полувека развития марксистской теории.

Во-вторых, сам сталинист не способен развивать теорию, критически перечитывать «священные тексты», прислушиваться к оппонентам (что умели делать уважаемые им Маркс, Энгельс и Ленин). И уж тем более сталинист никогда не окажется способным на самостоятельное творчество — теоретическое или социальное. Он не способен импровизировать, творить. Ему хочется действовать по заданному свыше шаблону. Он не верит в себя, потому и предпочитает верить в вождей.

Но, собственно, и своих вождей сталинист не способен понять, поскольку заведомо ставит их на такую высоту, на которой их почти не видно. О чём говорить, если труды своего обожаемого Иосифа Виссарионыча сталинисты до сих пор не удосужились оцифровать в приличном виде (с отфотографированными страницами и распознанными текстами, чтобы можно было ссылаться и цитировать с указанием изданий и страниц)?

Сталинизм в отдельно взятых головах провоцирует (и одновременно является способом удовлетворить) апатию и лень, нежелание искать пути, принимать решения, действовать и брать на себя ответственность.

С самого начала

Сегодня россия стоит на ином этапе революционного цикла — отнюдь не там, где была в тридцатые и сороковые годы прошлого века, а на самом дне революционной кривой. Народ не бунтует и не восстаёт (как он это делал в 30-е) и спроса на революционную идеологию не демонстрирует. Настолько глубоко в болоте реакции Россия находилась полтора века назад, во времена «Народной воли» и даже ещё раньше — во времена Герцена и Белинского, когда «народ спал», и только одиночки решались возвышать свой голос и будить отклик в сердцах таких же одиночек.

Проще говоря, не государственнические настроения и идеи сейчас нужны, а антигосударственнические. Надо готовить новую революцию, и дело это придётся начинать с самого начала, потому что ничего ещё в этом плане не сделано.

1. Нужно разыскивать и собирать воедино единомышленников, способных к интеллектуальной работе, обладающих достаточно высокой дисциплиной и моральными качествами. Нужно формировать новую мораль и новую культуру революционера, как это делали Герцен, Белинский, Чернышевский.

2. Необходимо анализировать текущий момент в плане экономики и политики, то есть заново писать «Развитие капитализма в России» (и в мире). Для этого необходимо изучать самую актуальную и основательную экономическую литературу, хотя бы и немарксистскую. Ленин и Маркс очень внимательно изучали труды своих идейных противников. И не ради осмеяния, а ради извлечения полезных сведений.

3. Возможно, стоит изучать опыт революционных движений в период их зарождения. Например, первые революционные кружки в царской империи. Впрочем, ситуация сегодня настолько отлична от предыдущих веков, что куда полезнее знакомиться с опытом современных левых организаций в других странах, преимущественно, в странах «третьего мира» (ведь Россия несмотря на имперские амбиции некоторых болтунов, является именно периферийной страной).

Хватит глядеть назад

Да, пора абсолютно распроститься с имперскими амбициями и окончательно похоронить не только Российскую Империю, но и Советский Союз и отказаться от ностальгии по советскому прошлому. СССР не восстановишь, да это и бессмысленно — если логика истории позволит России ещё раз превратиться в революционное государство, то это будет происходить в соответствии с обстоятельствами, и облик новой революционной России будет абсолютно иным, не таким, как сто лет назад.

Есть основания полагать, что до революции нам сегодня, как до Луны. Впрочем, социальные потрясения имеют свойство происходить неожиданно (так было с падением монархии, так произошло и с СССР). И в такие моменты в обществе появляется обострённый спрос на альтернативные идеологии, на программы альтернативного развития, на альтернативные политические силы. Так вот к подобному моменту нужно подойти во всеоружии, и прежде всего во всеоружии новой теории и вытекающей из неё политической стратегии.

А значит, пора переключиться на действительно насущные и важные задачи: изучить развитие капитализма в мире после развала СССР и механику этого развала в России. А вот история СССР, как бы обидно это ни звучало, для нас имеет мало практического значения.

Тут, конечно, можно сказать про «поиск исторической правды», про «восстановление революционной традиции», «связывание нити времен». Всё это хорошо, но надо признать, что это — задачи второго, а то и третьего порядка. И если все будут заниматься разоблачением или восхвалением Сталина, то кто же будет новую революцию готовить?

Ностальгия — это непродуктивное чувство. Из ностальгии по СССР рождается пассивность и эскапизм современных левых. Спор сталинистов с антисталинистами превращается в своего рода ролевую игру, участники которой бегут в прошлое от неприглядного настоящего. Ну, либералы пускай бегут — им давно место в прошлом. А вот коммунисты должны глядеть не назад, а вперёд. А уж если оглядываться назад, то только в рамках выработки и осуществления революционной стратегии, то есть ради будущего.

Дмитрий Косяков. Июнь 2019

%d такие блоггеры, как:
search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close