Свадебная кукла. Часть 1.

Пролог:

За рождественскую ель

Зацепился и повис,

Уплетая карамель,

Добрый ангел смотрит вниз.

Он серебряный рожок

Из фольги себе свернул,

Все фонарики зажёг

И балладу затянул.

Сколько видел он чудес

И печальных, и смешных,

Раз уж оказался здесь —

Он расскажет нам про них.

Глава 1, в которой все влюбляются.

Приближалось Рождество. Но в крохотном городке игрушек предстояло ещё одно весёлое событие — венчание куклы и арлекина.

Кукла попала в детскую с одной свадьбы: она украшала капот праздничного лимузина и потому была наряжена в фату, белое платье и держала в руках букет роз. Дети так и ахнули, получив на новый год такую красавицу. И, конечно же, решили выдать её замуж. Из всех кандидатур на роль жениха подходил только алый арлекин: звездочёт был слишком стар, оловянный рыцарь был занят подвигами, а картонный ангел на ёлке в гостиной висел слишком высоко, да и не ангельское это дело — вступать в брак. Про зайчат с медвежатами и речи не было.

По такому случаю из кубиков была воздвигнута церковь, приготовлены цветные блёстки. Оставалось дождаться Рождества, чтобы бабушка принесла невесть откуда парочку свечей. Вот тогда дети смогли бы по всем правилам обвенчать куклу с арлекином.

Сам жених ходил гордый и довольный от того, что ему предстоит свадьба с прекрасной куклой. Он обустроил уютный уголок в коробке для игрушек и даже позабыл подшучивать над глухим звездочётом и заносчивым рыцарем.

Но кукле такой расклад совсем не нравился. Вот так выскочить за глупого арлекина, распрощаться с белым платьем ради домашнего фартука и всю жизнь провести в тесной коробке с другими игрушками?

Что было делать? У кого просить защиты? И тут она увидела оловянного рыцаря, который как раз прогуливался неподалёку в перерыве между отсечением первой и второй головы дракона. Кукла бросилась к нему за помощью:

— Давай убежим! — взмолилась она. — Оставим это провинциальную детскую! Только посмотри на эти пошлые обои и низкий потолок, на нелепые кроватки! Разве здесь наше место? То ли дело гостиная! Там, за диваном, совсем другая жизнь!

— Что нам там делать? — с сомнением пожал плечами оловянный рыцарь.

— Там будешь ты, буду я. Вместе мы не пропадём. Я буду любить тебя, буду твоей женой. Мы оставим в прошлом все проблемы, всё прежнее и начнём с самого начала. С чистого листа. Друг с друга.

Рыцарь почесал каску и решил, что спасение девушки от навязанного брака — дело благородное. Да и кукла была чудо как хороша. Так что рыцарь позабыл про дракона и стал готовиться к путешествию.

Глава 2, в которой все бегут.

Рано утром они встретились на перроне. Рыцарь взял с собой бутерброд и мешок запасных мечей. Кукла была всё в том же белом платье (тайное бегство — дело торжественное). Никакой поклажи с собой она не взяла: руки были заняты букетом.

Подошёл паровозик. Рыцарь усадил в вагон свою нежданную невесту, погрузил оловянные мечи. Паровозик пустил колечко дыма и задвигал поршнями. Рыцарь пристроился у окна рядом с куклой и разломил пополам свой бутерброд. Они жевали и с восторгом глазели по сторонам: мимо величественно проплывали ножки стульев, чьи-то тапочки, со столешницы стаканы посылали им солнечных зайчиков, шкаф неохотно разворачивался к ним другим боком… И хотя обоим путникам было жутковато расставаться с прежней жизнью, они оба были заинтригованы и почти счастливы. Они понимали, что дорога неуклонно влечёт их к чему-то новому и неизведанному. А это означало, что жизнь несётся вперёд, что в ней есть место переменам и свободе… Ах, как это здорово, сидеть у окошка и при этом понимать, что находишься в движении, каждую минуту делаешь тысячу решительных шагов к желанной цели!

А потом из-за края дивана взмыла под самый потолок сверкающая новогодняя ёлка. Это было ну просто потрясающе! Она мигала огнями, позванивала цветными шариками. На верхних ярусах даже висели настоящие конфеты. Где-то у самой макушки затерялся картонный ангел, но он был не так интересен, как стеклянные домики или целофановые попугайчики. От веток к разным концам комнаты тянулись щупальца гирлянд и проводов. Во всём этом великолепии было даже невозможно разглядеть, какое сейчас время суток. И, выгрузившись из вагончика, они долго гуляли в тени хвойных лап и любовались на переливающиеся фонарики и сосульки.

Конечно, за время дальних странствий путешественики успели порядком утомиться и рыцарь стал искать место для ночлега. Но ни возле пышной ёлки, ни тем более под её ветками места для рыцаря и куклы не нашлось: пластмассовые деды морозы загромоздили всё пространство туго набитыми мешками, а сверху посадили своих снегурочек. В итоге рыцарь отыскал местечко где-то под диваном. Общими усилиями они отчистили его от пыли и мусора и сразу улеглись спать. Но как только стемнело, в тени послышалось шуршание. Рыцарь сразу открыл глаза. Рядом крепко спала свадебная кукла. С закрытыми глазами она казалась ещё красивее. Казалась тихой и умиротворённой, хотя днём от неё было столько шума: она бросалась то подметать, то танцевать и всё размахивала своим букетом.

Новый шорох отвлёк его от размышлений и любований: что-то скрывалось, что-то шевелилось вне доступных взгляду пределов. Но постепенно глаза привыкли, и рыцарь увидел тараканов и пауков. Они копошились в пыли, но на чистый пол ступать не решались и не переходили за отмеченные веником границы, только таращили бусинки чёрных глаз.

— Зачем ты пришёл? — зашептали они.

— Чтобы увидеть мир… и ёлку, — ответил рыцарь.

— Хорошо. И что же ты будешь делать дальше?

— То же, что и всегда. Сражаться.

Рыцарь взмахнул мечом, и тараканы с пауками бросились врассыпную.

Глава 3, в которой все сражаются и негодуют.

На следующее утро, пока кукла ещё спала, он отправился искать подвигов. Картонный ангел пристально наблюдал за ним с макушки ёлки. Не так уж долго пришлось рыцарю искать — вскоре он увидел дракона, который держал в лапах юную принцессу в лиловом платье. Это был тот самый дракон, с которым рыцарь бился ещё в детской. Он уже успел вырастить себе новую голову и разинул на принцессу все три пасти. Рыцарь натянул лук и пустил стрелу прямо в лапу заклятого врага. Раненый дракон взвыл и уронил принцессу. Девушка поднялась и строго посмотрела на рыцаря:

— Что ты себе позволяешь?! — прикрикнула она и топнула ножкой.

— Я… спасаю вас от дракона… — ответил растерявшийся спасатель.

— Спасаешь меня? Ха! Этот дракон — мой друг. Мы просто играли.

Дракон осклабился и закивал головами.

— Играли? Но позвольте… Ведь он вас съест!

— Не надо меня учить, как и с кем проводить время. Это моя жизнь! Кто тебя вообще просил вмешиваться?

Рыцарь неуверенно спрятал меч и двинулся восвояси. Но потом вдруг обернулся и крикнул взбирающейся обратно в лапы дракона принцессе:

— Если вдруг передумаете — сразу зовите меня!

— Проваливай! — отозвалась принцесса.

Рыцарь снова повернулся, чтобы уйти, и почти сразу за его спиной послышался слабый вскрик, хруст и смачное чавканье. Он бросился назад, но сытый дракон уже взмыл в воздух, оставив на полу только несколько клочков лилового платья, и улетел в сторону журнального столика. В бессильной ярости рыцарь стал рубить оловянным клинком воздух. Что же он натворил? Но делать нечего — нужно было двигаться дальше.

Небо за окном было затянуто низкими тучами, и в этом дневном полумраке он шагал по незнакомой и неприветливой гостиной. Высокие резные серванты холодно поблёскивали зеркалами, от непрерывно работающего кондиционера и компьютера всё пространство наполнялось тяжёлым гулом. Этот гул забивался в уши, обкладывал голову толстой ватой, в которой запутывались и зависали мысли.

Нового сражения не пришлось ждать слишком долго. Невесть откуда обрушился целый столб огня. Сначала рыцарь подумал, что это вернулся дракон, но вскоре оказалось, что это пластмассовый солдатик коммандос с огнемётом наперевес.

— Смерть всем зомби! — кричал он и давил на спусковой крючок, поливая окрестности струёй жидкого пламени.

Оловянная броня мгновенно нагрелась, красные языки плясали перед глазами. Рыцарь не стал дожидаться, пока оплавятся латы — он решительно подошёл к солдатику и двинул ему раскалённым кулаком в нос, вырвал из рук огнемёт, а потом уже достал из ножен клинок.

— Кто ты такой, и что тебе нужно? — строго спросил рыцарь, распластавшегося на земле коммандос.

— Я сражаюсь с зомби, — ответил солдатик. Его пластмассовое лицо слегка оплавилось от удара и приняло глуповатое выражение.

— Это очень благородно. Но я не зомби.

— Нет, зомби.

— Нет, не зомби.

— Не надо со мной спорить. Все вокруг зомби, кроме меня.

— Как так? Почему?

— Потому что все смотрят эту штуковину. Она зомбирует людей, — солдатик поднялся, отряхнулся и кивнул в сторону ящика с большим экраном.

— Но я впервые вижу эту штуковину. Там, откуда я приехал её попросту нет.

— Не надо мне врать, подлый зазомбированный зомби! Эта штука есть везде.

— Ну, может быть, и есть. Только я в неё не смотрел.

— Почему?

— Я был занят другими делами.

— Какими другими делами? Ведь она такая интересная!

— Так ты заглядывал в неё?

— Да, заглядывал.

— Почему же ты не превратился в зомби?

— Я? Да потому что я не такой, как остальные. Я всегда думаю своей головой. Даже когда смотрю эту штуку. Я не верю ничему, что в ней вижу. И каждый вечер насмехаюсь над тем, что она мне говорит.

— А остальные?

— О, остальные просто глупое стадо. У них мягкие мозги, и эта штука легко превращает их в зомби.

— Они прямо так и говорят?

— Нет, они говорят, что думают своей головой, что умеют отличить ложь от правды. Но зомби всегда врут. Так я их и разоблачаю. Зомби никогда не сознается, что он зомби. Они называют себя умниками, но фокус-то в том, что умный — я!

Солдатик с торжеством посмотрел на рыцаря. Тот задумчиво почесал каску.

— Мне надо подумать, — сказал он и сломал огнемёт об колено.

Глава 4, в которой тоже что-то происходит.

êîíåöôîðìûíà÷àëîôîðìûНикак не реагируя на обиженные крики пластмассового коммандос, задумчивый рыцарь побрёл дальше. Что за странные события творятся вокруг? Почему тут всё шиворот-навыворот? Или всё как обычно, а с ним самим что-то не так? Очень похоже на то… Но как во всём разобраться, где искать ответа? Занятый мыслями он и сам не заметил, что бредёт в сторону телевизора. Когда он оказался совсем рядом, экран внезапно вспыхнул, как будто кто-то баловался с пультом на журнальном столике.

Сначала на экране возникла огромная освежёванная бычья туша. Кто-то рассёк её огромным тесаком, туша распахнулась как красная дверь, и камера нырнула в неё. Внутри свисали какие-то длинные коконы или плоды. Вдруг один из них задёргался и послышался голос: «Ничего не надо делать. Во-первых, всё равно ничего не поделаешь. А во-вторых, прогресс всё сделает за вас».

Второй плод вздрогнул: «Мир таков, каким он тебе кажется. У каждого своя правда. Делай всё, что угодно, только не пытайся во всём этом разобраться».

Третий плод: «Верь в себя. Больше никого и ничего нет. Помощи ждать неоткуда. Вокруг — ходячие трупы. А если хочешь быть живым — приобрети то, что необходимо для жизни».

В какой-то момент из-за края экрана выглянул дядька в очках, воровато огляделся и шёпотом произнёс: «Видеть старое в новом и новое — в старом». И сразу же исчез, затерялся среди болтающихся плодов.

А потом все гроздья коконов разом забились в конвульсиях заговорили вразнобой, а точнее заскрипели и затрещали. И вот — один за другим — они стали лопаться, и наружу посыпались самые различные предметы роскоши. Перечислять их не имеет смысла: скорее всего, они у вас и так уже есть.

А рыцарь просто раздосадованно плюнул, и экран погас. «И этим-то меня пугали? Нет уж, меня такими штучками не возьмёшь. Непонятно, на кого они вообще расчитаны? А вот мужичок в очках, кажется, сказал что-то интересное. Припомнить бы… Да ладно, голова и так устала. Думать нелегко, особенно после целого дня войны».

И он поплёлся домой к своей прекрасной невесте. Приятные мысли витали в его голове: свадьба… новая жизнь… сколько всего интересного она обещает! И всё это непременно будет красиво. Так же красиво, как свадебная кукла.

Но на полпути он вдруг остановился возле огромного стеклянного дворца. И как он его не замечал раньше? А может быть, его просто и не было, ни раньше ни сейчас? Но лунные лучи, преломляясь в замёрзшем стекле выткали в воздухе удивительный узор, и рыцарь вступил под его своды.

На самом деле, дворец, конечно же был. Это был подарок на ту же самую свадьбу, с которой привезли и куклу. Но как он оказался в этой гостиной — непонятно. Как бы то ни было, рыцарь уже у ворот.

Над входом висела яркая надпись: «Добро пожаловать!» Двери широко открыты. Изнутри дворец был тоже великолепен: всё сверкало, переливалось различными красками — стеклянные столы, стеклянные стулья, стеклянные лестницы и стеклянные занавески. Но очень скоро рыцарь понял, что надпись над входом не стоило принимать слишком буквально. Весь вид этого дворца, каждая вещь как бы напоминали: «Руками не трогать! Смотри и восхищайся, но не задерживайся слишком долго. Гостей много, и ты далеко не самый важный из них…» Рыцарь ещё немножко потоптался на месте, а потом вышел из дворца и направился под диван.

Дмитрий Косяков. Январь, 2008.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как:
search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close