Ласочка

сказка

Как Ласочка пришла во дворец

Вся эта история началась в одну дождливую грозовую ночь. Молнии сверкали за окнами дворца и в их голубом блеске казалось, что старинные портреты на стенах оживают, гром грохотал вовсю. И вот посреди этого грохота и сверкания, когда все придворные дамы с перепугу молились в своих комнатках, раздался стук в ворота.

— Кто там? — сердито крикнул король. Никто не отозвался, но после паузы стук повторился снова.

— Войдите! — крикнул удивлённый король, и тогда в двери вошла промокшая до нитки девушка и устремила на короля взгляд своих больших голубых глаз. Одежда на ней была совсем простая, да и та промокла и висела на ней как тряпка. Ростика она была небольшого, из-под чепчика выбивались волосы, вроде бы русые, а впрочем, кто их разберёт?

— Как тебя зовут? — спросил король. Ему уже хотелось идти спать, а тут эта загадочная гостья. Ещё и вода с неё течёт на мраморный дворцовый пол.

— Ласочка, — тихо ответила девушка и снова посмотрела на короля так, словно это не она должна была что-то объяснить королю, а король ей.

— И чего же тебе надо, Ласочка?

— Я пришла искать какую-нибудь работу.

— Зачем же нам такая мокрая служанка? Ты нам сейчас зальёшь весь пол. Вон какая лужа с тебя уже натекла! Пойди-ка прочь и приходи, когда обсохнешь.

— Где же я обсохну? На улице гроза, а мачеха меня не пускает домой.

Вообще-то королю не было дела до того, какие отношения у Ласочки с её мачехой. Он привык, что тех, кого он не желает видеть, мигом как ветром сдувало. А эта девушка не уходит — стоит и глядит на него да улыбается. Король растерялся от такой смелости и даже не догадался крикнуть охрану. Однако ему хотелось выпроводить непрошенную посетительницу и поскорее пойти спать. Поэтому король сердито запахнулся в халат и сказал:

— Да нет у нас для тебя работы. Все места заняты. У нас так много слуг, что даже у слуг есть слуги.

— А есть у вас какая-нибудь работа, которую никто не хочет делать? — Ласочка как будто бы совсем не боялась и совершенно не смущалась тем, что мешает пойти спать самому королю. Она стояла, сложив руки на переднике, вся её фигура и голос выражали кротость, а вот большие глаза смотрели как-то смело.

Король почесал бородку, сдвинул на затылок ночной колпак:

— Ну, разве что чистить печку. Вот этим у нас никто не желает заниматься.

— Хорошо, — сказала Ласочка, присела и поклонилась. И сделала это она так скромно и в то же время без всякого подобострастия — никто так не кланялся во всём дворце.

«Пусть хоть обсохнет, а там посмотрим, что из неё выйдет», — подумал король и велел Ласочке отправляться на кухню — там она будет жить и работать — а сам наконец отправился спать.

Королевская опочивальня находилась наверху, а вот кухня, как и прочие помещения для прислуги — на первом этаже. Король так привык к расположению комнат своего дворца, что даже не удосужился объяснить бедной Ласочке, куда ей идти, так что она немного поплутала по замку, прежде чем разыскала кухню. Стражники дремали на своих постах, дорогу спросить было не у кого, но Ласочка догадалась, что ей надо идти туда, где поменьше украшений. За потемневшей деревянной дверью она и разыскала кухню.

Ласочка во дворце

На кухне Ласочка познакомилась с дворцовым поваром — здоровяком в белом колпаке. Впоследствии они очень подружились, повар рассказал ей обо всех обитателях дворца и даже о том, что скоро во дворце будет большой бал. Да и как повару было не полюбить Ласочку, ведь она взялась за дело с трудолюбием и умением: печка у неё всегда была чистая, все кастрюли блестели — готовить стало одно удовольствие!

А вот сама Ласочка от такой работы вечно ходила чумазая, даже спала рядом с печкой. Вельможные обитатели дворца вечно воротили от неё нос, а вот со всеми слугами и служанками Ласочка прекрасно ладила. Только стражники смотрели на неё строго, впрочем, они на всех глядели строго, кроме короля, принца да начальника стражи.

Стражников во дворце было много — почти у каждой двери и на каждом углу стояло по одному, а то и по два стражника в сверкающих латах. Они стояли неподвижно, как статуи, и лишь иногда крутили свои длинные усы. В руках у них были длинные алебарды, а на головах пышные плюмажи из перьев.

Они не пускали Ласочку в самые красивые залы дворца, особенно в бальный зал. А ведь скоро там должен был состояться удивительный бал. Ласочка любила приходить вместе с другими служанками и шутить над стражниками.

— Эй, вы! И не надоело вам так стоять? — уперев руки в боки говорила Ласочка и подмигивала другим служанкам, отчего те прыскали со смеху. Стражники же только сердито шевелили усами и делали вид, что не замечают служанок.

— Лучше бы занялись каким-нибудь полезным делом, чем тут торчать, — снова начинала Ласочка.

Теперь уж стражники не выдерживали и отвечали:

— Да мы, стражники, самые нужные во дворце люди! Мы очень много полезных дел делаем.

— Каких же это? — спрашивала Ласочка с улыбкой.

— Ну, каких… Мы свои латы начищаем, чтобы блестели, и маршируем по двору — ать-два, ать-два! — и стражники, увлекшись, даже зашагали на месте.

— Тоже мне важные дела, — засмеялась Ласочка. — Вот мы с подружками весь дворец моем, всё прибираем, одежду стираем, готовим еду. А от вас никакого проку, только ходить мешаете.

— А если воры или враги нападут? — не сдавались стражники. — Мы тогда короля защитим. Да и вас, хохотушек, заодно.

— Сколько тут работаю, никаких врагов не видала. А вот есть и пить вам — каждый день подавай. Если бы вас вдруг не стало, от врагов мы бы как-нибудь и сами отбились, а вот если мы, служанки, пропадём — вы в тот же день в грязи утонете.

Служанки, слушая Ласочку, аж сами себя зауважали: вот, оказывается, они какие нужные. А стражники от таких речей со временем стали даже Ласочки побаиваться, и вставали перед ней по стойке смирно, как перед начальником стражи. Впрочем, скоро и они с Ласочкой подружились, и она перестала их дразнить.

Вышло даже так, что стражники разрешили Ласочке побывать на балу. «Так и быть, — сказали они, — мы тебя пропустим, а ты спрячься где-нибудь и сможешь поглядеть на бал».

Вот это были замечательные вести! Ведь Ласочка так мечтала побывать на балу. Ещё дома в услужении у мачехи она слышала много восторженных рассказов от своих сводных сестёр о танцах, о богатых нарядах, об изящных дамах и галантных кавалерах, и ей самой хотелось хоть одним глазком увидать всё это.

— И зачем тебе на бал? — удивлялись её подруги-служанки. — Для нас это сплошные заботы, тут уж не до красоты!

Но Ласочка на это ничего не отвечала, только вздыхала и улыбалась чему-то, каким-то своим мыслям.

Чем ближе был день бала, тем беспокойнее становилось во дворце: дамы становились капризнее и требовательнее, слуги и служанки всё быстрее бегали по лестницам и коридорам. На кухне дым стоял коромыслом, и трудно было сказать, от чего больше идёт пара: от кастрюль или от самого повара. Много было забот и у Ласочки: печку приходилось чистить по нескольку раз на дню, а иногда и ночью. Да ещё она бралась помогать и другим слугам, за что ей, конечно, все они были благодарны.

Ласочка на балу

Наконец, наступил торжественный день. Трубы на самой высокой башне протрубили, и во дворец стали съезжаться гости. Кареты — одна другой богаче — въезжали во двор и оттуда выбирались разодетые господа. Королевские слуги встречали их и провожали до дверей, а уж там их принимали специальные дворцовые лакеи. Сам дворец был разукрашен флагами и цветами, всё в нём блестело: огни светильников отражались в начищенных полах и зеркалах.

Немножко подождав в вестибюле, гости вступили в бальный зал. Но Ласочка была уже там: она загодя, ещё до зари проникла в зал. Её ещё до зари, пока все спали, пропустил знакомый стражник. Он, правда, очень удивился, увидав, что Ласочка хочет присутствовать на балу в своём самом худшем рабочем платьице, выпачканном золой. Она даже не смыла пятна сажи с лица и рук.

— Тебя ведь сразу выгонят оттуда! — удивился стражник.

— Ничего, — ответила ему Ласочка. — Я спрячусь.

И она действительно спряталась в уголке у большого зеркала.

И вот теперь заиграли музыканты, и в зал стали входить гости. Все они выступали торжественно, парами, и дамы обязательно осматривали себя в большом зеркале. Но никто не заметил притаившуюся рядом Ласочку, они смотрели только на своё отражение. И ещё они смотрели на короля и принца, сидевших в высоких креслах и кланявшихся гостям. Ласочке было не слышно, как представлял гостей королю распорядитель бала и что говорили гостям король и принц, но она тоже смотрела на принца своим внимательным загадочным взглядом и всё думала о чём-то.

Наконец, начались танцы. Это величественное зрелище! Под торжественную музыку дамы и кавалеры строились рядами, сходились и расходились, менялись местами. Потом музыка заиграла быстрее и веселее, и устроился весёлый хоровод. Перед Ласочкиными глазами мелькали плащи и платья — голубые, розовые, золотые. Пару раз даже мелькнула пурпурная мантия короля. Кавалеры звенели шпорами, дамы гремели бриллиантами.

Но вот принц случайно приметил Ласочку: он сам хотел спрятаться за зеркалом от преследовавшей его дамы, мамзель Попселлы, непременно желавшей танцевать с ним в паре, и вот принц с удивлением заметил пару голубых глаз, смотревших на него из угла.

— Кто это здесь? — с удивлением сказал принц.

Тут же к нему подошли король и мамзель Попселла.

— Что такое? — спросил король.

— Это я, — сказала Ласочка и вышла из угла.

— Фу, что это за замарашка? — мамзель Попселла даже зажала нос, увидев перепачканную Ласочку.

— Что ты здесь делаешь? — нахмурился король.

— Просто пришла посмотреть на бал, — спокойно отвечала Ласочка. Её ответы всегда ставили Короля в тупик. Тем более, что Ласочка всегда забывала прибавлять в конце «ваше величество».

— Да, но почему в таком виде? Почему ты такая неумытая?

— Я обычно моюсь по субботам, а сегодня воскресенье. И я всю ночь чистила печку и мыла полы, — объяснила Ласочка.

— Да она сейчас нас всех тут запачкает! — испугалась мамзель Попселла. — У меня даже аппетит пропал!

— Немедленно пойди и умойся! — приказал король, и Ласочка удалилась.

Она сделала так, как приказал король — приняла ванну, причесалась, надела платьице получше и снова пришла в зал. Там её снова увидел король:

— Да ведь она прехорошенькая! — изумился он. — Ну, раз так, то я разрешу прислуживать нам на балу. Будешь подавать сладости.

— Я согласна, — улыбнулась Ласочка, как будто услыхала не королевский приказ, а простую дружескую просьбу.

Ласочка и принц

И она стала подавать гостям напитки и фрукты. Она ловко ходила среди пар с небольшим подносом и ничего не роняла. Ей интересно было поближе рассмотреть разодетых гостей: баронов и баронесс, маркизов и маркиз, графов и графинь, герцогов и герцогинь, рыцарей и рыцаринь, фаворитов и фавориток. Только принца нигде не было видно.

Наконец, Ласочку попросили отнести принцу мороженое. Оказалось, что он сейчас был на балконе — прятался там от надоедливых дочерей богачей, которые мечтали очаровать его и выскочить за него замуж.

Ласочка подала ему мороженое. Принц попросил её задержаться и поболтать с ним, Ласочка согласилась.

— Не скучно ли вам во дворце, принц? — спросила она.

— Вообще скучновато, — признался принц. — Здесь меня заставляют вечно учиться дворцовым манерам, изучать геральдику, генеалогию, конспирологию, науку о ядах, о строгих взглядах, как вести интриги и расходные книги, как сделать врага своего врага своим другом — у меня от этого голова идёт кругом! — принц сам не заметил, как заговорил стихами, но потом снова перешёл со стихов на обычную речь. — Поэтому я люблю убегать и прятаться от моих учителей.

— А чем вы любите заниматься? — спросила Ласочка.

— Я люблю охоту, люблю быстро скакать на коне и стрелять в диких оленей и кабанов.

— Понятно. А что ты ещё умеешь делать?

— Что ещё? — принц почесал в затылке. — Больше ничего. Нам, принцам, и не полагается больше ничего уметь. Ведь у нас же есть слуги.

— Эх ты, — с упрёком сказала Ласочка, забрала поднос и ушла.

Принцу почему-то сразу стало скучно без Ласочки. Ни одна девушка раньше не говорила ему «эх ты», и никто раньше не спрашивал у него, что он любит и что умеет. Король и придворные всегда говорили ему, что он должен любить и уметь, а теперь он впервые всерьёз задумался, чего же он хочет сам. Охота, это, конечно, хорошо, но не хочет же он всерьёз стать охотником. Сейчас он принц, а потом станет королём. Ну, а кроме этого он «эх ты»?

Он решил повидаться с Ласочкой. Тем более, что она ему очень понравилась.

Образ Ласочки, её милое лицо и красивые голубые глаза постоянно стояли перед его внутренним взором, даже на охоте. Принцу очень хотелось поговорить с Ласочкой, но оказалось, что он даже не знает, где её отыскать. Принц привык гулять по верхним этажам и вовсе не знал, как и где живут слуги. Он привык входить в красивые двери, украшенные золотом, а когда приближался к потемневшей деревянной двери, то ему словно бы что-то запрещало двигаться дальше. Как будто какой-то голос твердил ему: «Принцу сюда входить нельзя» и ноги сами несли его вверх по лестнице к золотым дверям в богатые покои.

«Да кто же я, — сердился на себя принц, — хозяин в замке или пленник? Почему должен всегда входить в одни и те же двери, идти по одним и тем же коридорам?»

Но однажды он всё-таки решился и отворил низкую потемневшую дверь. Там он встретил Ласочку и заговорил с ней. Ему снова так понравились её глаза, что он даже не заметил пятен сажи на её одежде. Они долго говорили, а когда принцу было пора уходить, он сказал, что снова хотел бы увидеться с Ласочкой, потому что она ему больше всего понравилась.

— А что тебе во мне нравится больше всего? — спросила Ласочка.

— Глаза, — сразу сказал принц.

— Ах, принц, не это в человеке самое главное, — сказала Ласочка, хоть ей и приятно было слышать похвалу своим глазам.

— А что же? — развёл руками принц.

— Главное — это много знать, много уметь и стремиться помогать людям.

Ласочку выгоняют из дворца

Принц вышел из тёмной деревянной двери очень задумчивым. Но придворные дамы следили за принцем и видели, что он разговаривал с Ласочкой. Им стало обидно, что принц разговаривает со служанкой в грязном платье, а на них не обращает внимания, хоть они и ходят в платьях, расшитых серебром и жемчугом.

Однажды они увидели, как Ласочка упала в лужу. На заднем дворе была большая лужа, её никто не засыпал, потому что богатым гостям её всё равно было не видно. И вот Ласочка решила засыпать её землёй, но поскользнулась и упала. Придворные дамы сразу же выбежали из-за угла, обступили лужу и стали насмехаться над Ласочкой:

— Вот так грязнуля!

— Вы только посмотрите на это чучело!

— И она ещё смеет разговаривать с самим принцем!

— Гнать её надо из дворца!

Ласочка стояла по колено в луже и слушала эти обидные слова. А потом рассердилась да ка-ак топнула ногой. Брызги полетели во все стороны — на подолы дорогих платьев, расшитых серебром и жемчугом. Дамы завизжали и бросились в разные стороны, толкаясь и сбивая друг друга с ног.

Выпачканные и ужасно злые они бросились к королю и всё ему рассказали: про то, что принц ходил на кухню, что он разговаривал с Ласочкой, что Ласочка испачкала их новые платья, да ещё и насочиняли с три короба: будто бы Ласочка нарочно заманила принца к себе, будто бы она хочет женить на себе Принца и забрать у придворных дам все их наряды.

Разговоры про платья были королю совершенно неинтересны, а вот слова про то, что принц ходил в кухню и разговаривал там со служанкой, его не на шутку рассердили. Как можно! Чтобы сам принц, наследник престола разговаривал с какими-то слугами? Надо сказать, что принц и раньше не проявлял интереса к дворцовым делами и правилам дворцового этикета, скучал на занятиях по геральдике и генеалогии. И теперь король подумал, что во всём этом виновата Ласочка. Он затопал ногами, даже усики у него встали дыбом.

Король немедленно призвал к себе Ласочку и затопал на неё ногами:

— Ишь ты, какая негодница! Куда ты метишь? Ты же во дворце самая распоследняя служанка — нос у тебя вечно в саже! А захотела с самим принцем разговаривать? Может, ты ещё и замуж за принца выйти захотела? Да его ещё на свете не было, а невеста для него уже была готовая! Прочь с глаз моих и не смей больше близко к моему дворцу подходить — собаками затравлю!

Король приказал, чтобы завтра же Ласочки не было во дворце.

Все слуги загрустили: они успели полюбить Ласочку, при ней во дворце стало как-то веселее. Раньше во дворце никто ни с кем не разговаривал, а теперь служанки подружились со стражниками, слуги с поваром. Все делились новостями, кое в чём друг другу помогали — жить стало интереснее и проще. Да и кто же, наконец, будет чистить печку?

Но больше всех, конечно, грустила сама Ласочка. Её обидели, а за что? Ведь она делала свою работу лучше всех. И король даже не пожелал выслушать её — просто выгнал, выбросил, как старую метлу. В ночь перед уходом из дворца Ласочка не спалось. Складывать никаких вещей ей было не нужно, ведь за время работы во дворце она ничего не накопила. Оставалось только грустить.

Не о принце грустила Ласочка, а о королевской несправедливости. Почему это, раз король, так можно и ногами топать и собаками травить? А ежели ты служанка, то молча глотай слёзы в уголке, а как вздумается — так и с глаз долой…

Дворцовый переполох

Сидит Ласочка, грустит, вдруг слышит: как будто кто-то в кухонное окно стучится. Тихо, будто ветер веткой. Поднесла Ласочка свечу к стеклу:

— Кто там?

А оттуда ей и отвечают:

— Открой, Ласочка. Я тебе зла не сделаю.

Присмотрелась девушка, а за окном и впрямь кто-то стоит плащом по глаза укрыт, в шляпе перо, смотрит хитро.

— Да кто же ты такой? Отвечай.

— А я Пересвист-разбойник. Открой мне окошечко — я и войду.

— Зачем же тебе входить?

— А я украду чего-нибудь.

— Э, нетушки. Воровать нехорошо.

— Так ведь у короля эвон как всего много. А у меня совсем ничего. Бедный я и есть мне нечего.

— Так работать надо, а не красть, Пересвист-разбойник.

— Ну, вот ты, Ласочка, не щадя себя работала. Много ли наработала? Король тебе и денег не дал, и спасибо не сказал. Впусти. Я совсем немного украду — никто и не заметит. А не то пропадать мне с голоду.

Вздохнула Ласочка да и пустила разбойника. Только она открыла окошко — будто бы ветром на неё повеяло, а Пересвист-разбойник уже внутри, тенью из кухни в коридор выскользнул. Выбежала Ласочка за ним — никого в коридоре не видать и не слыхать, весь дворец спит и все во дворце спят.

Тут видит, Пересвист-разбойник назад идёт — на плече мешок несёт, а в мешке что-то звякает.

— Ну, спасибо тебе, Ласочка. — говорит разбойник. — Пойдём-ка лучше со мной в лес. Денег у меня теперь много, а тебе тут несдобровать за то, что ты меня пустила.

Покачала Ласочка головой:

— Будь что будет. А ты ступай своей дорогой.

— Ну, что же, — пожал плечами Пересвист-разбойник, — если захочешь меня разыскать, приходи в лес к самому высокому дубу, да крикни три раза совой. Умеешь?

— Я лучше кукушкой.

— Хорошо, пусть будет кукушкой.

И исчез Пересвист-разбойник, будто его и не было.

А утром начался во дворце переполох: все придворные и все слуги по всему дворцу бегают, пропажу ищут. Ласочка думала, все на неё накинутся — куда там! Не до неё. Оказалось, что Пересвист-разбойник не только золото, но и саму королевскую корону утащил!

Напустился король на Ласочку:

— Ах, ты, такая-сякая! Прогнать! Казнить!

А Ласочка королю и отвечает:

— А кто же вы такой теперь, без короны, дедушка?

Испугался король. А придворные задумались: а ведь и правда, кто? Раз король теперь не король, то не надо его и слушаться. И отправили короля на пенсию. Дело происходило в стародавние времена, когда пенсию ещё давали.

А вот у принца корона уцелела. Стало быть, он теперь стал в королевстве самым главным. Принц и говорит:

— Не уходи, Ласочка. Я тебя из дворца не гоню. Оставайся.

А девушка улыбнулась и тихо сказала:

— Я подумаю.

Дмитрий Косяков. Апрель-май 2020 г.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s