Жестокое чтиво для жестоких времён

Эта небольшая рецензия была написана в качестве тестового задания на соискание должности книжного обозревателя для русскоязычной версии журнала «The New Yorker». Нужно было написать рецензию заданного объёма на заданное произведение, точнее, на первую главу заданного произведения. Как видите, рамки были заданы довольно жёсткие. Конкурс я не прошёл. Очевидно, журнал нашёл себе более подходящего обозревателя.

Ну, а раз так, то свою рецензию я опубликую здесь.

Новый мистический хоррор «Сбиватели» исследует природу зла

Ради чего современный читатель открывает роман в жанре хоррор? Ради саспенса, таинственных событий и жестоких сцен. Всё это в избытке присутствует в романе Сергея Харлова «Сбиватели».

Первая глава задаёт тон всему последующему повествованию, и в ней читатель сразу же сталкивается с убийствами животных, с насилием над людьми и с рассуждениями о серийных маньяках. Всё это подано в классических традициях американского хоррора: холодная отстранённость описания, автор намеренно дистанцируется от происходящего, давая оценки событиям глазами героев и позволяя нам самостоятельно делать выводы.

Присутствуют и уже ставшие привычными сюжетные элементы: безжалостные хулиганы, таинственная сила внутри главных героев — всё это отсылает к произведениям Кинга. Повествование начинается со сцены, в которой пара подростков, Пол и Гарольд, стреляют по крысам. Не случайно всё начинается именно с подростков: их нравственный мир ещё только формируется, он неустойчив, подвержен влиянию извне.

Душа подростка балансирует на грани света и тьмы, и автор от эпизода к эпизоду стремится проследить созревание тьмы в человеческой душе. Подростки — это одинокие в мире одиноких, никто не защитит их, никто не укажет верный путь.

Яркий реализм романа дополнен и оттенён мистической составляющей. Сверхъестественные сущности здесь вступают в единоборство, и люди оказываются вместилищами, исполнителями воли потусторонних начал. Тут можно вспомнить знаменитое высказывание Достоевского, о сердцах людей как поле битвы бога и дьявола, но философия Харлова ближе кинговской или лавкрафтовской фантастике.

В душе Гарольда Маринвилла живёт (и растёт) таинственное тепло, которое подталкивает его к насилию и жестокости и даёт силу для выполнения преступных замыслов. От охоты на крыс действие стремительно переносится к стрельбе по людям. Гарольд пневматикой и ножом калечит тех самых извечных хулиганов, угрожавших его другу. Но и приятель Гарольда Пол готов убивать людей, хотя бы и в своём воображении, а в целях самозащиты оказывается способен ранить человека.

Тема подросткового насилия становится особенно актуальной для россиян после событий в Керчинском политехническом колледже и в иных учебных заведениях. Если решить проблему насилия так, как это делает автор «Сбивателей» — увидеть источник зла в некой потусторонней силе, свившей гнездо в сердце человека — тогда ответственность за каждый акт жестокости ляжет исключительно на его непосредственного исполнителя, и дело может быть закрыто со смертью или после наказания стрелка.

Никому ведь не придёт в голову наказывать потустороннюю сущность. Слишком абстрактная постановка проблемы уводит нас от решения.

Согласно такой концепции, зло — вечно и непобедимо, бороться с ним можно только нравственной проповедью, каждый несёт ответственность только за свои собственные поступки, максимум, за поступки своего ближайшего окружения.

«Сбиватели» — первый из серии романов. Цикл озаглавлен «Цепной гусь». Не приходится сомневаться, что в дальнейшем повествовании основные идеи «Сбивателей» получат новые ракурсы.

Также можно предположить, что роман закончится традиционным американским хэппи-эндом, зло будет наказано (с намёком на возможность продолжения), но через какой ад протащит автор своих героев, прежде чем вынести каждому из них финальный приговор? И перевесит ли благостный финал основную массу текста, наполненную сценами насилия? Не сделается ли читатель, смакующий эти сцены, мысленным соучастником творящегося в романе зла?

Ответить на данный вопрос можно после, а можно и до прочтения романа. Как сказал один из главных героев «Сбивателей»: это не просто фантазия — это «твоя фантазия».

Дмитрий Косяков, 28-29 апреля 2020 г.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s