Побег из Шоушенка — смысл фильма

Человек против обстоятельств

Фильм Фрэнка Дарабонта «Побег из Шоушенка», снятый по роману Стивена Кинга в 1994 году, считается неувядаемой классикой кинематографа, на нём выросло целое поколение зрителей, вдохновлявшихся историей Энди Дюфрейна. Давайте же присмотримся к сюжету внимательнее и вникнем в идеи, которые предлагает нам фильм.

На поверхности лежит история противостояния человека с обстоятельствами. Энди Дюфрейн оказался в тюрьме за преступление, которого не совершал. За решёткой Дюфрейн не ломается и оказывается способен отстоять свою независимость и человеческое достоинство. Борьбу ему приходится вести на два фронта — против уголовников-гомосексуалистов, желающих его «опустить» и против тюремной администрации.

Дюфрейну удаётся не только оградить себя от посягательств и унижений, но и изменить жизнь арестантов, улучшить их библиотеку, заставить слушать классику и т. д. Здесь явственно чувствуются отголоски философии Просвещения.

Личность против общества

Дюфрейн выигрывает войну на два фронта, а в конце концов оказывается в состоянии совершить дерзкий побег, выбраться за границу и устроить себе идиллическое житьё на берегу моря. Совершенно очевидно, что это фильм не просто про тюрьму. Как и «Пролетая над гнездом кукушки» он является метафорическим отображением столкновения личности и общества, человека с государственной машиной. И личность должна восторжествовать.

Чем объясняют нам авторы победу Дюфрейна? Его духовной свободой. Сам персонаж объясняет это так своему приятелю Реду. Он говорит о том, что внутри каждого человека есть такое место, куда никто не в силах добраться. Это очень напоминает взгляды немецкого философа Макса Штирнера, выраженные в книге «Единственный и его собственность». Эти взгляды можно определить как анархо-индивидуализм.

Скорее всего ни Кинг, ни Дарабонт не читали Штирнера, но стихийно пришли к тем же взглядам. Однако проблема анархо-индивидуализма заключается в его оторванности от действительности. Он берёт личность в отрыве от среды, противопоставляет её среде и не осознаёт, что личность всегда является продуктом определённой среды. За это Штирнера весьма остроумно высмеивал Маркс в книге «Немецкая идеология».

Борьба на два фронта

Победить тюремные порядки не так-то просто. Революционерам в царской России это удалось. Они также вели борьбу на два фронта — против уголовников и против тюремной администрации. Но революционеры были вооружены идеологией и хорошо организованы, оказывали друг другу поддержку. Борьба была жестокой и кровавой, доходило до массовых суицидов в знак протеста, массовых потасовок с уголовщиной и рискованных нападений на высших тюремных чинов.

Но борьба революционеров была коллективной. Если бы они стали изображать из себя гордых одиночек, ничего бы у них не вышло.

Возьмём Энди Дюфрейна и присмотримся к нему внимательнее. Благодаря чему ему удалось победить тюремные порядки? Благодаря тому, что он стал оказывать тюремной администрации консультационные услуги в области юриспруденции и финансов. Кто такой Дюфрейн? Он банкир, сын своего класса. Он получил хорошее (и дорогостоящее) образование, имел практику в области финансов, потому и оказался столь незаменимым для тюремщиков, а потом сумел и нажиться на их махинациях.

История хитрого банкира

Энди наживается на тёмных финансовых делишках, потом переводит деньги в оффшор и бежит из тюрьмы за границу и устраивает себе неплохое житьё в Мексике. Не об этом ли мечтают с тех пор многие финансисты? Итак, история Энди Дюфрейна — это романтизированная история банкира, который всех надул и сбежал с денежками. А его ближайший друг Ред — тюремный спекулянт, «человек, который умеет всё достать».

Конечно, они стали такими вынужденно, их принудила к этому «система». «Не мы такие — жизнь такая». Вот так расшифровывается аллегория «Побега из Шоушенка»: авторитарное государство мешает банкирам и спекулянтам свободно обстряпывать свои делишки. Интересно, что этот фильм был снят на заре девяностых, когда в России начинались большие перемены, связанные с формированием власти банкиров и прочих финансовых воротил.

В США же власть финансового сектора, сокращение роли государства шло ещё с семидесятых годов, так что «Побег из Шоушенка» стал лишь «повторением усвоенного». Философия Энди Дюфрейна крепко въелась в наш мозг. Всякий мечтает всех обмануть, урвать побольше и сбежать на берег моря, чтобы там греть пузо на солнышке. Впрочем, сегодня об этом мечтать уже поздно.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s