Петрушкина Матрёшка

Прибыли Ульрика с папой в столицу Заокеании и стали у прохожих расспрашивать, нет ли у них тут тёмной башни с часами? Все только головами качают, мол, нет такой.

— Как же это у вас: богачей вон сколько, а башни с часами нет?

Только плечами пожимают.

— Всё тут у них не по-нашему, – сокрушается папа.

А Ульрика его за рукав тянет:

— Смотри-ка!

Над одним домом вывеска: «Петрушкина Матрёшка».

— Это, вроде, как у нас. Давай заглянем? – предложила Ульрика.

Папа согласился. Зашли. Это оказался ресторан, а внутри за столиками сидели старики и плакали, а на сцене выступал скрипач. Играл он что-то тоскливое. На голове у него был кокошник, на ногах – валенки, а на плечах какая-то занавеска с восточными узорами. Ульрика подумала, что наверное этот скрипач очень бедный, и ему нечего надеть, и поэтому все плачут. А тут ещё на сцену вышла большая толстая тётенька в шубе и тоже в кокошнике, только у неё ещё сверху были страусиные перья приделаны.

Тётенька открыла свой огромный рот, словно хотела всех плачущих старичков туда засосать. А потом ка-а-ак запоёт: «Скорчи чорны! Скорчи страстныя! Скорчи чорны и прекрасныя!» И старички зарыдали ещё пуще.

— Что это у них тут происходит? Они плачут, потому что она песню испортила? – удивлялась девочка, а папа плечами пожал.

Тут к ним подошёл официант, одетый в обычный пиджак, но навыворот, и в огромной, чуть не до потолка меховой шапке, видимо, чтобы выглядеть подстать музыкантам. Когда он заговорил, то почему-то в конце каждого слова так сильно сжимал губы, будто постоянно ставил твёрдый знак, так что получилось нечто вроде:

— Добро пожаловать в нашъ ресторанъ! Что вамъ угодно?

— Мы недавно прибыли из нашей страны и хотели бы с кем-нибудь поговорить про здешние дела, – начал папа, но официант не дал ему договорить.

— О! Такъ вы изъ нашей страны? Это просто прэлэстно! Тогда вамъ надо поговорить съ Григориемъ Лжедмитриевичемъ. Онъ у насъ встречаетъ всехъ новенькихъ.

— Какие же мы новенькие?

— А разве вы старенькие?

С этим было трудно спорить, так что папа и Ульрика разрешили подвести себя к столику, за которым сидел самый старый старичок. Слёзы его стекали по носу и капали прямо в стакан с соком, и поэтому стакан никогда не пустел: старичок отпивал глоток, но потом снова наполнял стакан своими слезами.

— Господа только что оттуда, – объявил официант и удалился.

Папа и Ульрика присели за стол к старичку.

— Здравствуйте, – печально сказал старичок. – Позвольте представиться, Григорий Лжедмитриевич. Эмигрант первой волны.

— Вас что, волной сюда занесло? – удивилась Ульрика.

— Да-с, так сказать, попал в водоворот событий…

— А остальные? – спросила Ульрика.

— И они тоже! Откуда, вы думаете, все эти старики? Их всех выбросило на здешний берег волнами. В своё время они тоже попали в водоворот или в струю, вот их и понесло на этот берег. Теперь сюда приходят плакать.

— Почему же они не плывут обратно?

— Э-нет, все потоки текут только сюда. А отсюда вытекают тоненькие струйки.

— Если так, то вы, наверное, тут скоро лопнете, как завод самоваров.

— Когда-нибудь обязательно лопнем, но нам-то уже всё равно. Мы успеем дожить.

— А дети?

— Дети? Давайте лучше сменим тему. Вы правда только что оттуда?

— Да, мы из страны злых волшебников, – объяснил папа.

— О, не говорите так! Не говорите так! – заволновался старичок, так что даже забыл отпить из стакана, и слёзы перелились через край на скатерть. – Наша с вами страна самая лучшая, самая прекрасная, и никаких злых волшебников там нет. Вы ещё не видели здешних волшебников. Вот эти – настоящие злодеи, так что наши по сравнению с ними просто ангелы небесные! Ангелы небесные!

Старичок воздел руки к потолку, расписанному хохломскими узорами.

— Да нет там уже никаких злых волшебников, – добавила Ульрика. – Мы их давно прогнали!

Старичок задрожал, позеленел, потом посинел и покрылся красными пятнышками, а потом и вовсе куда-то пропал: то ли залез под стол, то ли просто растворился в воздухе.

— Вот и не стало нашего Григория Лжедмитриевича, – вздохнул официант, убирая стакан и отжимая промокшую скатерть.

А папа с Ульрикой подсели к другому столу. За столом сидела пожилая дама. Седые волосы на голове у неё были коротко пострижены и торчали ёжиком. Она смотрела на Ульрику и папу глазками болотного цвета и как бы удивлённо так поднимала тонкие брови.

— Здравствуйте, – начал папа. – Мы только что прибыли.

— Из страны злых волшебников? – добавила дама. Она говорила с улыбкой, но при этом после каждого слова тоже поджимала губы в ниточку, как и официант.

— Да, верно.

— Меня зовут Людмила Улитовна. И правильно, что уехали! – сказала дама. – Нечего там делать! Там живут злые волшебники, вся страна находится в тени их башни. А тут злых волшебников нет, и тёмной башни с часами нет. Даже наоборот: тут есть белый-белый дом, в котором сидят добрые волшебники.

— Станно, – удивился папа. – А Григорий Лжедмитриевич нам сказал, что тут живут самые злые волшебники…

— Как же, вы его больше слушайте! Наоборот, это тут всё прекрасно, а там всё ужасно! – и её удивлённые брови над болотными глазами взлетели ещё выше.

— Зачем же вы тогда сюда ходите и плачете вместе со всеми? – спросила Ульрика.

— Затем, чтобы все знали, в какой ужасной стране я жила, и жалели меня. Тут бы я уже давно богачкой стала, а из-за моего проклятого детства, я теперь на всю жизнь несчастная.

И дама принялась рыдать. Правда, губы у неё всё равно улыбались, а глаза всё равно удивлялись, как будто говорили: «С какой это стати?»

— Так вы богачкой хотите стать? – разочарованно протянула Ульрика. – А мы-то сюда приехали, чтобы злых волшебников победить.

— И не вздумайте даже! – перепугалась дама.

— Так значит, есть у вас злые волшебники? – хитро прищурился папа.

— Нет! То есть да… То есть нет, конечно! – закудахтала дама. – Нет тут никаких злых волшебников. Тут всё очень хорошо. Попробуйте, если вам угодно, разыскать здесь хоть одну тёмную башню. Только зря время потратите!

— А вот и попробуем! – сказала Ульрика.

Дама удивилась уже сверх всякой меры и тоже исчезла, будто ветром её сдуло.

— Эй! Вы такъ мне всехъ клиентовъ по ветру развеете! – закричал официант и стал выгонять Ульрику и папу из ресторана.

— Да не беспокойтесь вы! – сказала Ульрика. – Вон уже ваш Григорий Лжедмитриевич из-под стола вылез.

Дмитрий Косяков. Ноябрь 2021 года.

Петрушкина Матрёшка: 2 комментария

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s