Ульрика спешит на помощь

Ульрика между тем сидела в ресторане «Петрушкина Матрёшка» вместе с Григорием Лжедмитриевичем и Людмилой Улитовной. Старички угощали девочку различными великатесами. Что такое великатесы? А вот сейчас узнаете:

— Отведай блинцов, деточка! – говорил Григорий Лжедмитриевич. – Только в нашей великой стране умеют так сытно и вкусно питаться!

— Покушай индейку по-кентуккийски! – перебивала его Людмила Улитовна. – Только в нашей великой стране умеют так сытно и вкусно питаться!

И при этом, конечно, они имели в виду разные страны.

Кушать Ульрике уже давно не хотелось, и ещё больше ей не хотелось слушать болтовню двух старичков.

— Хочешь, я расскажу тебе, почему я так люблю нашу страну – в правде и в неправде? Это очень трогательная история первой любви… История Раисы Сергеевны и великого барда, – сказал Григорий Лжедмитриевич.

— О, да! Ты должна это услышать, – тут же подхватила Людмила Улитовна. Удивительно, но на этот раз она вовсе не противоречила слезливому старику.

— Расскажите, – тут же согласилась Ульрика, поскольку она устала от препирательства двух неутомимых спорщиков.

Григорий Лжедмитриевич снова отпил из стакана, пригладил усы и встал из-за стола. Людмила Улитовна тоже встала и подала ему руку. Вот так рука в руке они и грянули песню:

Раиса Сергеевна и Окуджава
Пошли прогуляться по гребню скалы,
Но им повстречался таинственный Слава,
Которому сделались джинсы малы.

Гудбай, Америка наша свободная,
В которой не были мы никогда,
Предками данное банджо народное,
Сыграй на прощанье, прощай навсегда!

И тут прочие посетители повскакивали с мест и подтянули нестройным хором:

Неясно, кому и на что намекая,
Булат Окуджава сказал: «Труляля!
Одна ты на свете! Одна ты такая!
Хранимая богом, Раиса моя!»

Гудбай, Америка наша свободная,
В которой не будем уже никогда,
Услышу ли песню, песню народную,
Чтобы запомнить её навсегда?

— О чём это они поют? О какой такой Раисе? – тихонько осведомилась Ульрика у официанта.

— О, это была добрейшая женщина. Она заступалась за всех, даже за отпетых мошенников. И вот теперь, как только поймают какого-нибудь мошенника с поличным, припрут его к стенке, так он тут же начинает вспоминать Раису и петь песенки про свою любовь к ней. Ну, народ заслушается, а воришка и был таков. Поэтому без разговоров о Раисе не может обойтись ни одно застолье, ни одно сборище дураков.

— А это только в нашей стране так, или здесь тоже?

— О, у каждого народа есть своя Раиса. Как у нас говорят: у кого есть Раиса, тому и родины не надо.

Между тем песня продолжалась и становилась всё страннее и страннее:

Великий, могучий, любимый, священный,
Прекрасный и славный, всегда вековой,
Широкий и братский, свободный, нетленный,
Раиса, Раиса, хочу быть с тобой!

— И я буду с тобой! – подхватил официант тонким голосом.

Ульрика с удивлением смотрела на это сборище: Григорий Лжедмитриевич так старательно пел и так вымок в слезах, что превратился в тюленя («так вот, почему его принесло сюда волной!» – догадалась девочка). Людмила Улитовна так поднимала брови и так пучила глаза, что сделалась огромной улиткой. Да и остальные посетители превращались то в собак, то в крыс. И песня становилась похожей на писк и лай: «Раиса! Раиса!»

Ульрика решила поскорее покинуть это странное заведение с его загадочными посетителями. Тем более, что сердце ей подсказывало: папа попал в беду, и его надо выручать.

Ульрика вышла на улицу и стала искать автобусную остановку. Остановка нашлась не сразу: сперва девочка долго и уныло брела по улицам вдоль пирамидальных тополей и припаркованных автомобилей. «Вот уж здесь автомобилей хватает! Наверное, их сюда со всей страны свезли», – подумала Ульрика. Через некоторое время она отыскала автобусную остановку. Но и тут пришлось долго ждать, пока подойдёт автобус. Да, собственно, кроме Ульрики на остановке никого и не было, похоже, тут автобусами мало кто пользовался.

Наконец, автобус пришёл. Он едва не проскочил мимо: водитель и не заметил маленькую девочку у столба. Но всё-таки Ульрика благополучно села и пригорюнилась у окна. Куда ей ехать? Где искать папу? У кого спросить помощи? Она с тоской смотрела на проплывающие мимо высокие блестящие дома и парки, попалось даже одно кладбище…

И тут голос диктора в колонках, объявлявший непонятные остановки, сказал: «А теперь – антитеррор. Уважаемые пассажиры, если вы заметите людей, которые покажутся вам подозрительными, немедленно сообщите о них кондуктору».

Ульрика тут же встрепенулась.

— Я знаю! Я знаю подозрительных людей! Я видела их в телевизоре! – закричала она и бросилась по салону к кондуктору. Чёрный дяденька кондуктор посмотрел на неё серьёзным взглядом:

— Где ты видела таких людей, деточка?

— Да в телевизоре же! В ваших новостях! Они законы сочиняют и к народу с речами обращаются. Они все очень подозрительные.

— Как долго я этого ждал! – сказал кондуктор. Он бросился к своему сиденью, достал из-под него длинную старую саблю и скомандовал водителю:

— Педро, меняй маршрут! Мы нашли этих подозрительных людей! Теперь настало время с ними поквитаться!

И они поехали сражаться со злыми волшебниками.

Дмитрий Косяков. Ноябрь 2021 г.

Проза

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s