Елена Басалаева. Школа (Гл. 2)

Вторая глава повести «Школа» замечательной красноярской писательницы Елены Басалаевой будет особенно интересна начинающим педагогам, а также опытным преподавателям, школьникам, а также тем, кто, когда-либо ходил в школу, то есть всем.

Читать далее Елена Басалаева. Школа (Гл. 2)

Елена Басалаева. Школа (гл. 1)

Проза Елены Басалаевой дошла до меня не через интернет, не через книжный рынок, не благодаря рекламе, а, как и всё настоящее, через личное общение, из рук в руки.
Что самое удивительное, мы росли с ней в одном районе, ходили в одну школу (но я на несколько лет старше), и в один вуз, учились у тех же преподавателей, а узнали друг о друге лишь недавно. Возможно, схожесть биографий обусловила и близость взглядов. Прозу Елены я читал на одном дыхании и очень хочу приобщить к ней и моих читателей.

Читать далее Елена Басалаева. Школа (гл. 1)

Поприяторы

Небольшая литературная зарисовка, в которой я стараюсь описать новый литературный тип. Изначально планировалось шесть персонажей, что сделало бы образ более объёмным, а замысел более ясным. Но сил хватило только на три.

Читать далее Поприяторы

Ульяна и книги

Недавно дочка разглядела на полке книги Стивена Кинга и, привлечённая ярким оформлением и броскими заголовками, потребовала их. Я, конечно, отказал, объяснив, что это книги страшные, а она ведь и так плохо спит по ночам. Благо, что книжки стоят высоко, ей пока что не достать. Хотя помню себя, как громоздил башни из табуреток, чтобы выяснить, что […]

Читать далее Ульяна и книги

Михалыч в Октябре. III. Что гудок, что гусли, что Киевская Русь ли.

С радостью публикую третью (заключительную) часть отрывков моего несостоявшегося литературного проекта. В третьей части Главный герой читает свой альтернативно-исторический роман приятелю и смело отвечает на его вопросы. Правда, заканчивается это всё скандалом.

Читать далее Михалыч в Октябре. III. Что гудок, что гусли, что Киевская Русь ли.

Михалыч в Октябре. I. Лицо, не лишённое приятности.

Недавно я получил довольно необычное задание. Некий персонаж наваял роман. Роман был отвергнут редакцией, и мне было предложено довести рукопись до публикабельного состояния. Текст был чудовищен на всех уровнях и со всех сторон. Во-первых, он был безграмотен с точки зрения норм русского языка. Во-вторых, он содержал массу стилистических ошибок. Автор не мог отличить концессию от конфессии. Сам текст, естественно, представлял из себя альтернативную историю, естественно, Революции и Гражданской войны…

Читать далее Михалыч в Октябре. I. Лицо, не лишённое приятности.