Наследники Гегеля

Гегель, может быть, величайший философ XIX века. Но кто продолжил начатый им путь? Кто стал его истинным наследником. Карл Маркс обозначил две линии преемственности: немецкие младогегельянцы и Людвиг Фейербах.

Читать далее Наследники Гегеля

Концептуальный кризис нашей эпохи

Я понимаю, что в нынешней ситуации рассуждать на отвлечённые темы глупо и даже неприлично, но эта статья была написана ещё до войны. Задумывалась она как своеобразное введение в работу кружков самообразования.

Читать далее Концептуальный кризис нашей эпохи

Маркузе о наследии Маркса, Ленина, Сталина и судьбе СССР (Ч.2)

Антисубъективизм и пессимизм Маркузе проявляются еще в одной важной для этого мыслителя идее — идее «индустриального общества», которую он будет развивать в своих дальнейших работах. Как уже упоминалось, Маркузе предвидел «слияние» советской и капиталистической систем, обусловленное их общей основой.

Читать далее Маркузе о наследии Маркса, Ленина, Сталина и судьбе СССР (Ч.2)

Маркузе о наследии Маркса, Ленина, Сталина и судьбе СССР (Ч.1)

Пару лет назад я перевёл на русский язык книгу философа Герберта Маркузе «Критика советского марксизма» (Soviet Marxism: Critical Analysis). Для этой книги я написал предисловие. К сожалению, моё предисловие было отклонено редактором, да и издание самой книги повисло в воздухе из-за кризиса издательской отрасли, спровоцированного пандемией.

Читать далее Маркузе о наследии Маркса, Ленина, Сталина и судьбе СССР (Ч.1)

Идолы Фридриха Ницше

Настало время поговорить о Ницше. Сегодня это, пожалуй, самый популярный философ. Полки раздела «философия» в книжных магазинах заставлены в первую очередь именно его книгами. Тут конкуренцию ему не могут составить ни Гегель, ни любимый философ нашего президента Ильин.

Читать далее Идолы Фридриха Ницше

Культ личности Бродского и его истоки. Часть 3

Пожалуй, наиболее яркими чертами поэзии Бродского являются пессимизм и чувство одиночества. Лурье утверждает, что острое переживание одиночества связано с силой стремления поэта к свободе: «Человеку не дано другой свободы, кроме свободы от других. Крайний случай свободы — глухое одиночество, когда не только вокруг, но и внутри — холодная, тёмная пустота».

Читать далее Культ личности Бродского и его истоки. Часть 3

Ответ читателю-сталинисту. О диалектике, источниках и истории. Часть 1

На мою статью о Толкине откликнулись двое: сначала Тимофей Костин, а потом пользователь Евгений. Интересно, что поводом к их выступлениям стали не столько мои рассуждения о Толкине (хотя Евгений касается и этого), а небольшая, не насчитывающая и десяти слов ремарка о Сталине. Вот она: «Я-то понимаю, что коммунизм и Сталин – две вещи несовместные».

Читать далее Ответ читателю-сталинисту. О диалектике, источниках и истории. Часть 1

Фашизм и современный мир. Часть I.

Одна из претензий, которую высказывали в мой адрес разгневанные комментаторы моих заметок о массовой культуре, заключалась в том, что «автор просто какой то параноидально-ватный шизофреник, у которого все и всё фашисты, даже Лафкрафт и Толкиен». Несмотря на грубую формулировку, в этой претензии содержится зёрнышко истины. Действительно, при чём в массовой культуре фашисты? Вроде бы, наоборот, общим местом является признание фашизма воплощением зла. Какой смысл бороться с фашизмом в наши дни, когда его не ругает только ленивый?

Читать далее Фашизм и современный мир. Часть I.