Сказки про девочку Ульрику и её волшебных родителей. Часть 2.

Ульрика и Баба Яга

Девочка Ульрика с родителями отдыхала на даче. Вот однажды мама решила помыться, попросила папу баню истопить.

— Хорошо, — говорит папа. — Только пока я дрова рублю, вы с Ульрикой хворосту наберите на растопку, пожалуйста.

Кликнула мама Ульрику, а та – ни в какую:

— Не буду я хворост собирать. Настроение у меня сердитое.

Не стали родители её упрашивать: знают, что бесполезно. Ульрика – девочка с характером. Так и не умылась мама. Да вот только случилась беда. Не будем забывать, что мама у Ульрики была волшебная. Не умылась она и превратилась из-за этого в Бабу Ягу. Схватила девочку и унесла её в лес. Только и успела Ульрика крикнуть “Спасите!” и пропала в чаще.

Кинулся папа следом – на выручку. Долго ли коротко ли бродил он в чаще по звериным тропкам, у грибников дорогу спрашивал и вышел, наконец, к избушке на курьих ножках. Заглянул папа в окошко, а там Баба Яга печку топит, а в углу на скамеечке Ульрика сидит – ни жива, ни мертва.

Но папа был хитрый. Вошёл он в избушку, поздоровался да и говорит:

— Что же ты, Баба Яга, неумытая есть собираешься? Ты пойди прими баньку, попарься, а я за тебя печь растоплю.

— Оно бы и неплохо, — отвечает Баба Яга страшным голосом, — да кто мне хворосту для баньки наберёт?

— Я, я! — закричала Ульрика, соскочила с лавки и кинулась в лес хворост собирать. Набрала целую охапку и Бабе Яге принесла. Наломал папа веток, затопил баньку. Баба Яга попарилась и снова в маму превратилась.

То-то было радости.

Планшетик

Был у Ульрики дома большой старый сундук. Стоял сундук в углу, Ульрика часто на него залазила, а вот внутрь папа с мамой заглядывать не разрешали. Любопытно было Ульрике, что же там такое.

Вот однажды папа ушёл, мама куда-то отвлеклась, а дочка сразу шасть к сундуку и подняла крышку. Заглянула внутрь, а там лежит планшетик. Залезла Ульрика в сундук, взяла планшетик в руки… а он и ожил! Говорит: “Нажми на меня”. Нажала Ульрика, и появились на планшетике всякие чудесные картинки – цветные и живые. Замелькало всё, замигало – знай только пальчиком тыкай.

Обрадовалась Ульрика и стала пальчиком туда-сюда, туда-сюда, а планшетик ей всё новые картинки показывает. Тут сундук взял и закрылся, Ульрика внутри осталась. Только она этого и не заметила: планшетик светится, все картинки видно.

Вошла мама в комнату, пришёл с работы папа, стали дочку искать – нет её нигде. Стали звать, только Ульрика их и не слышит, всё картинки смотрит, которые ей планшетик показывает. Побежали родители Ульрику на улице искать.

Тем временем Ульрике есть захотелось. Она говорит планшетику: “Дай мне покушать”. Планшетик ей стал картинки с едой показывать. Картинки красивые, как настоящие: и кашка рассыпчатая, и котлетки поджаристые, и пюре картофельное с лучком – у Ульрики аж слюнки потекли. Да только еда с картинок в руки не даётся, даже лизать её бесполезно – вкус стеклянный.

Заплакала Ульрика, стала маму с папой звать. Вылезла из сундука, а дома никого нет. Ещё горше заплакала Ульрика, да так от голода и слёз устала, что уснула прямо на полу. А проснулась уже, когда родители домой пришли и стали её обнимать и целовать от радости.

Уж они её кашей накормили, молочком напоили да в ванне вымыли, а то она от сидения в сундуке вся в пыли испачкалась. Больше Ульрика с планшетиком не дружила. Решила, что с родителями дружить лучше, вкуснее.

Вреднюлька

Ульрика всегда была послушной и доброй девочкой, слупшалась маму и папу, не обижала их. Но вдруг стала она вредной и злой. Только и слышно от неё “не хочу” да “не буду”. Папу покусала, маму хотела нашлёпать. Уж и не знали родители, что и думать. Пришлось поставить Ульрику в угол.

Стоит Ульрика в углу, сердится, думает, что бы ещё такое вредное сделать и сама себе удивляется. Вдруг слышит тоненький голосок:

— Хи-хи-хи! Давай-ка стул опрокинем или книжку изорвём!

Удивилась Ульрика, книжки она никогда раньше не рвала. Кто же это говорит? Присмотрелась, а в углу с ней сидит маленькая старушка.

— Ты кто? — спрашивает Ульрика.

— Я злая волшебница Вреднюлька. Я заставляю дете злиться, делаю их непослушными. Теперь ты будешь мне служить.

— Значит, это меня из-за тебя в угол поставили? Не хочу я тебе служить. Вот я папе с мамой всё расскажу.

— Всё равно они меня не увидят, — захихикала Вреднюлька. — Взрослые меня видеть не могут. А победить меня можно только особенным волшебным словом. Но я тебе это слово не скажу.

Стала Ульрика думать: что же это за волшебное слово такое? Думала-думала, гадала-гадала и разгадала. Побежала Ульрика к маме и папе и закричала: “Мама! Папа! Простите меня, я больше так небуду!”

Тут Вреднюлька и пропала. Потом она иногда ещё заглядывала к Ульрике, но девочка сразу вспоминала про волшебные слова.

Светлый червячок

Как-то раз проходила Ульрика мимо ванной комнаты. Дверь в ванную была приоткрыта, но свет выключен, так что почти ничего не было видно. Но вдруг Ульрика увидела слабый огонёк. Вообще-то она не очень любила темноту, но на этот раз решила сама войти в Ванную и посмотреть, что это там светится.

В комнате было темно, но под самой ванной как будто бы что-то мерцало. Встала Ульрика на четвереньки и заглянула туда. Там лежал сломанный фонарик. В фонарик надо было ставить свечечку, чтобы он светился, но сейчас он светился без свечечки.

Присмотрелась Ульрика своими зоркими глазками и увидела, что в фонарике сидит светящийся червячок.

— Кто ты? — спросила его девочка.

— Я волшебный светлый червячок.

— А что ты тут делаешь?

— Я тут живу.

— И тебе не страшно?

— Я привык.

— И тебе не скучно?

— Нет. Ведь тут живут игрушки, которые ты потеряла – резиновый крокодильчик, бутылочка и кораблик. Мы дружим. И кроме того я ведь не всегда здесь сижу. Иногда я выхожу погулять. Например, вечером я переползаю в зажжённую лампочку или люстру и оттуда смотрю, что делается в доме.

— А со мной ты будешь дружить?

— Я дружу с послушными и весёлыми ребятишками. Они меня радуют. Ты слушаешься маму и папу?

— Да, слушаюсь.

— Не обижаешь их?

— Нет, не обижаю.

— Спать ложишься вовремя, без капризов?

— Вовремя-воремя.

— Ну, тогда будем с тобой дружить. Только учти, мне по вечерам всё видно: я в лампочке сижу и на всё гляжу.

Так Ульрика подружилась с волшебным светлым червячком.

Потерявшийся хвостик

Однажды ночью Ульрика проснулась от того, что её кто-то щекочет. Открыла она глазки, а перед ней в воздухе летает какая-то метёлочка.

— Ты кто? — спрашивает Ульрика.

— Я – хвостик.

— Чей хвостик?

— В том-то и дело, что ничей. Я потерялся, — ответил хвостик и попросил Ульрику помочь ему найти его лошадку.

— Чем же я тебе помогу? — спросила Ульрика. — Ведь ночью надо спать, и ходить мне не разрешают.

— Вот это и нужно! — сказал хвостик. — Нужно, чтобы ты помогла мне во сне. Вдруг, ты там где-нибудь увидишь мою лошадку?

— Попробую, — пообещала Ульрика.

Но ни в эту ночь, ни в следующую, ей не приснилось никаких лошадок. Только зайчики да ещё мама иногда. Что же делать? Очень было жалко Ульрике бедный потерявшийся хвостик. И подумала она, что, может быть, ей стоит попробовать днём поспать?

Раньше Ульрика ни за что не хотела ложиться спать в детском садике. А тут сама разделась и легла без криков и без слёз. Накрылась одеялком, повернулась на бочок, ручки под щёчку сложила и закрыла глазки.

И приснился Ульрике большой зелёный луг с цветами и травами. А на лугу паслось много-много лошадок – целый табун. Стала Ульрика ходить и глядеть на лошадок. Вот белая, вот вороная, вот рыжая… Вдруг видит: стоит сбоку одна лошадка, серая в яблоках. Грустная такая – не прыгает и травку не ест. Присмотрелась девочка, а у лошадки-то и правда хвостика нет!

Так обрадовалась Ульрика, что даже проснулась. Скоро и родители за ней пришли. А ночью уж она рассказала хвостику, как ему отыскать свою лошадку и как она выглядит. Обрадовался хвостик и спасибо девочке сказал.

А в следующий раз, когда Ульрика в садике спала, ей снова приснился лужок с лошадками. И веселее всех там была серая лошадка – она прыгала, скакала и помахивала хвостиком.

Как девочка Ульрика не любила ходить в садик

Хотя Ульрика и научилась в детском садике сама спать, но ходить в него всё равно не любила. Плакала, когда её отводили, плакала, когда её забирали. А в садике всё скучала по папе с мамой.

Вот однажды она так разревелась, что не было никакой возможности её в садик отвести, и пришлось папе брать дочку с собой на работу. Ульрика думала, что пока она в садике, родители дома сидят, а оказалось, что они на работу ходят.

Ну, привёл папа Ульрику на работу, а там – папин начальник злющий-презлющий. Щёки надул, раскраснелся, затопал и закричал:

— Это что же ты, такой-сякой, дочку на работу привёл? Я тебя, такого-сякого, выгоню!

Пришлось папе срочно превратить Ульрику в фотографию и поставить её на рабочем месте. Стал папа работать, а Ульрике скучно: работа у папы скучная, а ей – ни побегать, ни попрыгать, ни головы повернуть. Так это ещё полбеды. Снова прибежал начальник и снова закричал на папу:

— Это зачем, трам-пам-пам, у тебя фотография на работе? Ты на работе должен не о дочке, а обо мне думать, как бы больше для меня денег заработать!

И снова затопал и кулаками замахал. Принёс и поставил свою фотографию, а Ульрику папе пришлось в ящик убрать. Так она и пролежала в тёмном ящике до конца дня. И всё думала, что в садике-то лучше: можно и побегать, и попрыгать, и с детишками поиграть. А на работе даже поесть не отпускают.

Так что на следующий день она не стала капризничать и в садике вела себя хорошо.

Как девочка Ульрика не хотела спать

Вообще-то Ульрика была послушной девочкой, вот только не любила она спать. Она любила бегать, прыгать, играть. Даже книжки читать она любила. А вот спать ей было скучно. Трудно было укладывать её спать, и затягивалось это дело до поздней ночи. Не высыпались её родители, уставали. И вот – заболели. А поскольку родители у Ульрики были волшебные, то и болезнь у них вышла непростая, а волшебная, и все их дурные сны ожили.

И зарос их дом крапивой и колючками, стали везде ползать жуки и лягушки.

Решила Ульрика спасать своих родителей. А как их спасёшь? Надо дать им выспаться. А как тут выспешься, если жуки жужжат, а лягушки квакают? Надо их выгнать. Стала Ульрика их выгонять. Выгоняла-выгоняла – выгнала. Потом стала колючки убирать. Аж все ручки себе исколола, но у колючки убрала.

Да так умаялась, что сама уснула – голова на диване, а ножки на полу.

Проснулась утром, а мама и папа тоже выспались и совсем здоровы. А из крапивы мама щи сварила. Вкусные!

Дмитрий Косяков. Лето-осень 2018.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s