Сказки про девочку Ульрику и её волшебных родителей. Часть 1.

Жил-был волшебник. Самый настоящий. И он умел творить самые настоящие чудеса.

Рано утром он вставал и отправлялся на работу. Правда, работа у него была не волшебная, а обыкновенная, потому что чудеса (по крайней мере, добрые) за деньги не делаются. А без денег не проживёшь – так что наш волшебник работал в сфере торговли. Кем именно, рассказывать будет скучно – даже сам волшебник не любил говорить про свою работу, она ему не нравилась. Как хотелось ему порой с помощью волшебства укоротить себе рабочий день или наколдовать лишний выходной, но это было нельзя – даже попросту невозможно.

В свободное время он ходил по магазинам или в разные чиновные конторы. Всегда ведь так много дел: надо и за квартиру заплатить, и в банке карточку переоформить, и перепланировку квартиры согласовать, и счётчики воды перезарегистрировать. Тут уж не до чудес.

Порой он так уставал, что приходя домой начинал смотреть телевизор или какую-нибудь глупость в интернете.

Жена у волшебника тоже была очень занятая. Она хлопотала по дому: мыла полы и посуду, стирала, чистила, гладила, да ещё и старалась кое-что зарабатывать. Вообще-то она тоже была волшебницей и тоже очень тосковала по своей главной профессии – по волшебству. Поэтому волшебник старался помогать жене с домашними делами, но всё равно времени на чудеса оставалось слишком мало.

А ещё ведь у них была маленькая дочка с волшебным именем Ульрика, и девочке требовались забота и ласка. По вечерам волшебник забирал дочку у бабушки и вёл домой. И вот по дороге они заворачивали в небольшой скверик и там папа-волшебник иногда творил чудеса и переносил дочку в сказку…

КНИЖКА-МАЛЫШКА

Ульрика не любит ложиться спать. Вечером как-то и играется интереснее и бегается и прыгается веселей. Вот однажды вечером Уля разложила на кровати свои книжки (раскладывать иногда даже интереснее, чем читать), но тут пришёл папа, схватил дочку и унёс умываться. А когда принёс назад, то на кровати уже ничего не было.

— Ой, а где же мои книжечки? — удивилась Уля.

— Книжки пошли спать на полочку, — объяснила мама.

— И я хочу на полочку, не хочу в кроватку, — сказала Ульрика.

— Ну, что же, — согласился папа и стал колдовать:

Даже сказка спать ложится,

Спать ложится на кровать,

Утром книжка воротится,

Воротится и терадь.

Если дети любят труд,

Тычут в книжку пальчик,

Завтра снова к ним придут

Книжица и мячик.

Ульрика закрыла глазки и превратилась в маленькую книжку – книжку-малышку. Папа осторожно взял её и положил к другим книжкам на полку.

Как же интересно было здесь очутиться! Тем более, что Ульрика встретила здесь многих своих знакомых. Поглядев направо (право – это там, где рука, которой держишь ложку) она увидела свои знакомые и любимые детские книжки. Первым делом к ней подошли кот в кафтане и лиса в сарафане.

— Я вас знаю! Вы Котофей Иванофич и Лисафья-кума, — обрадовалась девочка.

— Мы – русские народные сказки. Хочешь, мы тебе тут всё покажем?

И они пошли, а кот и лиса всё Уле объясняли и показывали:

— Вот – городок в табакерке, а вот – изумрудные города.

— Их что, два?

— Да. Один цветной, другой – чёрно-белый.

— Ой, хочу в цветной! Хочу в цветной! — Ульрика так захотела и так испугалась, что её туда не отведут, что даже приготовилась заплакать, но сразу же забыла об этом, потому что увидела Незнайку. Да не одного, а целых трёх. Первый был самый весёлый и беззаботный – это был Незнайка из Цветочного города, папа уже знакомил Улю с ним. Второй Незнайка был чуть серьёзнее – это был Незнайка из Солнечного города. Третий был задумчивый и даже строгий – это был незнайка с Луны. Уля решила, что познакомится с другими Незнайками потом, когда немножко подрастёт.

Много она видела разных чудес, всего и не упомнишь! А потом детские книжки кончились, и начались взрослые. Тут кот и лиса попрощались с Ульрикой. В краю взрослых книг было не так цветно и ярко и даже как будто сумрачнее. Во всяком случае, ей так показалось. Но, не успела Уля растеряться, как ей встретился дедушка с длинной бородой и в белой рубахе, пожпоясанной верёвочкой.

— Ой, дедушка, а ты про репку или про золотую рыбку?

— Я – война и мир.

— Знаю-знаю! Тебя мама с папой по вечерам читают.

Дедушка улыбнулся и погладил бороду, а Уля спросила, показывая вперёд:

— Что это за лес такой темнеется?

— А это книги, которые ты ещё не прочитала. Вот начнёшь читать, и лес будет становиться всё светлее и красивее. А пока я тебя проведу.

И дедушка “Война и мир” повёл Ульрику. Много удивительного и странного было в лесу, было даже страшное. Например, напугал Улю дядя “Преступление и наказание” — выскочил из леса, закричал диким голосом и стал туда-сюда бегать и на себе волосы рвать.

— Не бойся. Это он так тебя жалеет, — объяснил ей дедушка.

— Всё равно страшно, — сказала Уля, крепче схватилась за дедушку, и они пошли дальше.

А вот дядя “За живой и мёртвой водой” ей понравился. Добрый такой, улыбчивый, а в глазах с грустинкой. Девочка это сразу заметила:

— Почему дядя грустный?

— Этого я не знаю. Ну, подрастёшь, сама у него спросишь, — сказал дедушка.

Ещё она видела, как где-то в чаще проскакал красивый дядя на коне. Сначала она подумала, что это королевич, который мимоходом пленяет грозного царя, но потом узнала:

— Это дядя Че с папиной кружки! А что он тут делает? Разве он книжки писал?

— Выходит, что писал.

Дядя Че помахал им своим беретом и пропал за деревьями.

Вот так, от деревца к деревцу, от книжки к книжке, вышли они на опушку. Тут и светать стало.

— Ну, прощай, внучка, может, ещё увидимся когда.

— Прощай! — отозвалась Уля и проснулась в своей кроватке. Видно, папа её расколдовал.

ПОТРЕБЛЯНДИЯ

— А куда мы отправимся сегодня? — спросила Ульрика.

— В Потребляндию, — ответил папа.

— Это такая волшебная страна?

— Да.

— Ура! Ура! — обрадовалась Уля. Правда, “р” она ещё не выговаривает, и получилось “Ува! Ува!”

— Только учти, путешествие это непростое и довольно опасное. Так что, чур, слушаться. Будешь?

— Да, буду. Может, зонтик с собой возьмём? (мама подарила Уле чудесный разноцветный зонтик, который защищает и от солнца, и от дождика)

— Возьмём, пожалуй, — согласился папа. — Может, пригодится.

И вот пошли. Если у тебя папа – волшебник, то, взявшись за его палец, можно прийти куда угодно – в самые далёкие и сказочные места. А когда сам по себе бегаешь, то дальше детской площадки не убежишь.

Вот и первая опасность – автомобильный лес. На подступах к Потребляндии – целый лабиринт из огромных машин. Все они грязные и дымят так, что дышать невозможно.

— Помнишь, как мы с тобой нырять учились? Вот и сейчас надо дыхание задержать, — скомандовал папа, подхватил дочку на руки и быстро-быстро пошёл через этот лес.

Уля и не заметила, как из леса они выбрались в Потребляндию, и что вместо автомобилей вокруг – полки с товарами. Сначала она даже растерялась: вокруг целые горы из наваленных разноцветных вещей, всё это сливается в пёструю мешанину, от которой рябит в глазах, по узким проулочкам между вещами ходят толпы людей, видимо, жителей Потребляндии, и над их головами плывёт грохот и гул из голосов, звуков объявлений и какой-то музыки… Но потом Ульрика присмотрелась – а ведь всё очень мило: яркие, нарядные полки с разными разностями, плакаты с улыбками; прислушалась – и различила задорную музыку и весёлые зазывающие голоса.

Папа неспешно шёл среди стеллажей и задерживался, прежде чем что-то взять… и брал какие-то неинтересные штуки: крупу, картошку, хлеб. А у Ули прямо глаза разбегались. И того хочется, и этого – и конфеток, и школадок, и пряничков, и игрушек, и… вот этого, непонятно чего, но так нарядно упакованного!

— А это что? (получалось “фто”) — повторяла Ульрика. — А это можно взять?

Но папа её предупредил:

— Доченька, тут всё заколдованное. Мы уже взяли для тебя творожок. Хватит.

Уля решила обидеться и поплакать, ведь с каждой полки сотни интересных штучек кричали ей: “Возьми меня! Возьми меня!”

И тут Уля увидала мальчика, такого же маленького, как она сама. Мальчик с выпученными глазами и красным лицом подбежал к полке с игрушками, сгрёб, сколько смог достать, побежал к маме и, встав на цыпочки, стал совать игрушки ей в корзину. Мама мальчика рассердилась и потребовала, чтобы он отнёс всё на место, но мальчик брякнулся на пол, изогнулся и закричал изо всех сил, хотя его почти не было слышно в этом шуме.

— Попался, бедняжка, — сказал папа.

— Как это попался?

— Да так. Поймали его. Ты посмотри, ведь это не он хватает вещи, а они его хватают.

Мальчик катался по полу и тянул руки к игрушкам, а они насмешливо глядели на него с полок.

Тут Ульрика увидала, что штуки вокруг и впрямь заколдованные, и больше ничего сама не хватала. А игрушки и шоколадки ещё громче закричали и потянулись к ней. Но девочка взялась обеими руками за мамин зонтик и ходила за папой, даже по сторонам старалась не смотреть. Оказалось, что мамин зонтик спасает ещё и от злого волшебства. Так и выбрались из Потребляндии.

— А зачем мы ходим в это заколдованное место? — спросила она у потом папы.

— Никак без этого не обойтись, — вздохнул папа, — по крайней мере, пока.

ДОБРЫЙ ДЕДУШКА

Дедушка у девочки Ульрики раньше был плоховником в армии. А как вышел на пенсию стал очень добреньким. Иной раз мама или папа оставят Ульрику у дедушки в гостях, так он сразу же включает ей мультики на компьютере, а сам идёт спать, и можно мультики смотреть, пока глазки не заболят. Вот какой добрый дедушка! Поэтому, когда родители приходили чтобы забрать девочку, она всегда капризничала, убегала и пряталась.

Однажды пришёл за ней папа, Ульрика – в слёзы. Папа в такие минуты бывает просто злодеем: поймал и одевает, невзирая на капризы. А у дедушки-то за внучку сердце болит. Он, конечно, кинулся её утешать, обнимать, отнимать. Но папа ни в какую – одевает, засовывает, застёгивает, закутывает. Так что получилась целая куча-мала из Ульрики, одежды и дедушки. Вот папа по ошибке дедушку и нарядил и с собой домой увёл. Пришли домой к маме, она ошибку и обнаружила.

Пришлось папе дедушку разворачивать и снова за Ульрикой бежать. А она тем временем успела ещё два мультика посмотреть.

ДЕВОЧКА УЛЬРИКА И ЗЛЫЕ ВОЛШЕБНИКИ

Помните, я вам говорил, что добрые чудеса не могут делаться за деньги? Кое-кто из вас уже, наверное, догадался, что бывают не только добрые чудеса, и не только добрые волшебники. Бывают и злые колдуны и ведьмы.

Очень скоро Ульрика познакомилась и с ними. Вот, как это вышло.
Однажды девочка Ульрика проснулась, потянулась, повернулась на кровати и увидела, прямо возле своего лица выхлопную трубу. Вместо мамы рядом с ней на кровати лежал большой автомобиль. От неожиданности Ульрика даже не испугалась, а очень сильно удивилась.

Тут в комнату вбежала мама и замахала на автомобиль полотенцем:

— А ну, кыш! Кыш отсюда! Папа, это ты окно не закрыл?

Автомобиль неуклюже переполз с кровати на подоконник, протиснулся в приоткрытое окно и выбрался неа улицу, и мама поскорее захлопнула створку. Папа объяснил Ульрике, что в этом автомобиле катается волшебник Газилкин, который больше всего на свете любит, чтобы все нюхали газ из его выхлопной трубы, особенно дети. И он никогда не выходит из своей машины, так что его и не видел никто.

— А этот Газилкин, он злой волшебник, да? — спросила Ульрика.

— Злой. Но больше глупый. Одно без другого не бывает, — объяснил папа.

Потом они пошли гулять. Но прямо посреди детской площадки на клумбе лежал и нежился автомобиль Газилкина. Ульрика подошла к нему и спросила:

— А почему ты не ходишь пешком?

— Как же я буду ходить пешком, если вокруг такая грязь, и всё вокруг заплёвано? — донеслось из автомобиля. — Я люблю чистоту.

Ульрика посмотрела под ноги и увидела, что дорожки и правда все заплёваны – почти на каждом шагу.

— А это кто наделал? — спросила девочка у папы.

— Это наделал другой волшебник, — вздохнул папа. — Зовут его Сморкач. Он мечтает заплевать и засморкать все дорожки, все улицы – всё на свете.

— Значит, чтобы Газилкина победить, надо сначала со Сморкачом справиться?

— Выходит, так.

И, поскольку на улице было слишком неуютно, они пошли в кафе, чему хозяин кафе был очень рад.

ОБИЖЕННЫЕ ИГРУШКИ

Девочка Ульрика не очень любила складывать игрушки на место. Папа её часто предупреждал:

— Если игрушки не складывать в коробку, если у них не будет домика, то они могут обидеться.

Но Ульрика не слушалась.

И вот однажды пошла она с мамой гулять, а игрушки, как всегда, разбросала. Пришла домой – глядь! — а игрушек-то нет. Может, папа их в коробку сложил? В коробке пусто.

А папа и говорит:

— Ушли от тебя игрушки. Обиделись.

Загоревала Ульрика, поплакала, но слезами горю не поможешь. Оно конечно, можно и без игрушек с посудой поиграть или с папиными инструментами, но уж очень жалко ей стало свои игрушки и стыдно, что она их обидела.

— А куда они ушли? — стала спрашивать Ульрика у папы.

— Как, куда? В страну игрушек, — ответил папа.

— Ах, как бы и мне эту страну отыскать!

— Зачем?

— Хочу у игрушек прощенья попросить. Может, им плохо там живётся? Я их тогда домой позову.

— Ну, что ж, — сказал папа, — пойдём.

И они пошли. Долго шли. Из кухни, мимо ванной и туалета, обошли три стула, пока не добрались до тумбочки.

— Вот за этими дверями и находится страна игрушек, — сказал папа.

— Это же тумбочка, там одежда лежит!

— Надо сказать волшебные слова. Ахалай-махалай-Николай!

Папа отворил дверцу, а там – вот так чудо – улины игрушки! Обрадовалась девочка и стала их оттуда доставать и просить у них прощенья. С тех самых пор она всегда перед сном складывала игрушки на место. И книжки тоже, на всякий случай.

ДОБРЫЙ СЛОН

Как мы уже знаем, папа Ульрики был волшебником. Он умел превращаться во что угодно. Например, если им приходилось куда-то далеко ходить и Ульрика уставала, то он превращался в большого серого слона, брал Ульрику хоботом, сажал себе на спину и вёз. А потом она слезала на землю, и слон снова превращался в папу.

Кататься на слоне было так приятно! Во-первых, интересно было смотреть на весь мир с высоты слона. Ульрика ведь была ещё такая маленькая, а теперь становилась выше всех и могла рукой доставать до высоких веток деревьев. Ну, а во-вторых, ехать ведь приятнее, чем топать самому.

И вот однажды, когда они отправились особенно далеко, Ульрика закапризничала и не захотела вовремя слезать со слона. Задрыгала ножками, закапала слёзками: “Хочу кататься!”

Тут волшебство-то и кончилось, и слон обратно превратился в папу, а папе Ульрику тащить тяжело: он ведь не спортсмен, а всего лишь волшебник. Споткнулся папа и стал падать вместе с Ульрикой.

И вышла бы беда, если бы волшебная мама не превратилась в птицу, подлетела быстро-быстро и подхватила дочку.

С тех пор Ульрика больше не капризничала, и на слоне каталась столько, сколько положено – берегла его.

Дмитрий Косяков. 2017 — лето 2018.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s