Михалыч в Октябре. II. Орки и паладины.

Усердные пейзане бодро рубили лес и весело доставали из шахт золотишко, строили оборонительные сооружения и казармы, из казарм появлялись вооружённые солдаты и бежали умирать за своих хозяев, а если было надо, то и сами крестьяне брались за вилы и отгоняли от укреплённых селений вражеские экспедиционные отряды. Отвоёванная территория ширилась, на ней колосилась рожь, вырастали великолепные дворцы. И всё было бы хорошо, если бы орки не применили магию…

Илья Михалыч запорол новый уровень, а сохраниться забыл. Это, наверное, из-за того, что он не выспался после вчерашней пирушки. Ну, это ничего. Начнёт сначала и доведёт дело до победы, может быть, даже с ещё меньшими потерями, что, конечно, скажется на его ранге: из адмирала он сразу возвысится до верховного диктатора.

Как человек компьютерной культуры Михалыч любил компьютерные игры. Особенно стратегии. Компьютерные стратегии открыли ему глаза на исторический процесс: люди — безропотные пешки, боты, послушные приказаниям игроков. Люди бегут туда, куда им прикажут, и думают то, что им прикажут манипуляторы.

Кто эти манипуляторы? Тайная мировая элита: тайные религиозные ордена (масоны, иллюминаты, сионские мудрецы), спецслужбы (в основном, иностранные разведки) и богатейшие семейства (Ротшильды, Буши, Хилтоны). Вот они и ведут настоящую мировую игру, которой подчиняются простые смертные. Историки, политологи и прочие так называемые учёные и эксперты находятся в сговоре, чтобы одурачить людей, чтобы они ничего не узнали.

Только Михалыч знает. Он — не пешка, в отличие от всех остальных. И он даже знал, как легко и просто покончить с этой нечестивой всемирной игрой. Надо попросту превратить историю из реал-тайм стратегии в стелс-экшн — отправить одного толкового мускулистого мужика (можно из сибирских охотников), чтобы выкосить всех этих тайных повелителей мира. Ведь это так просто! В серии игр «Thief» или «Hitman» одному-единственному ловкому убийце всегда удавалось проникать в самые укреплённые места и убивать самых охраняемых злодеев истории.

Устранить кукловодов, и люди бессмысленно забегают, как ошпаренные муравьи, начнут грызть друг друга. А потом примутся искать себе нового кукловода, и вот тут…

Михалыч с удовольствием проводил ночи за компьютерными играми, представляя на месте финальных злодеев то американских президентов, то московских олигархов. Москву, московское правительство и московский бизнес он, как и большинство россиян, не любил и имел на то собственные причины…

Как уже говорилось, Илья Михалыч был человек передовой. Компьютерами он увлекался ещё при СССР. Был он тогда молод и верил в светлое будущее, а также в перспективы отечественного компьютеростроения. Но тогда московское руководство скудно выделяло деньги на компьютерные разработки, особенно сибирским шарашкам. А уж после приватизации, так и вовсе все эти шарашки позакрывались, а заграничные конкуренты через посредство той же Москвы мигом передушили робкие начинания сибирского предпринимательства в области компьютерной техники.

Теперь вот Михалыч и сам вынужден был работать на иностранцев, а посредником снова выступал какой-то столичный ловкач, который ровным счётом ничего не делал — только распределял присылаемые американцами деньги (себя не обижал, конечно) да трепал нервы подчинённым.

Михалыч сходил в магазин, полюбезничал с зеленовласой Варварой, вернулся в офис. Благо, работу свою он сделал на три дня вперёд, теперь можно попросту торчать онлайн, имитировать активность, порциями выдавать готовые результаты, а в остальное время читать Википедию, смотреть ролики любимых видеоблогеров и одерживать победы над виртуальными врагами… Как хорошо!

<…>
Михалыч с удовлетворением откинулся на спинку стула: уровень был пройден — орки разбиты и рассеяны его верными паладинами. Курсор в виде указующего перста всегда верно и безошибочно указывал преданным фигуркам цель, и они бежали умирать и убивать по первому щелчку мыши. Ради удовольствия их даже можно было послать друг против друга, и тогда одни с готовностью стреляли по своим, а другие безропотно умирали. Но Михалыч, конечно, такого не делал. Зачем напрасно терять пушечное мясо?

Среди электронных солдатиков не бывает крамолы, они абсолютно одинаковы, состоят из одинакового количества пикселей, их действия, как и действия врага подчинены чёткому алгоритму. Врагов и своих всегда легко отличить: враги носят красные каски, а твои юниты — белые, ну, или, если угодно, бело-зелёные. Стреляй во всех красненьких и не стреляй в бело-зелёненьких. Чего уж проще!

История — это алгоритм, а люди — это программируемые машины. Поэтому программист — самый главный человек на свете.

Отдохнув после славной победы, а также отправив начальству очередной отчёт о проделанной работе, Михалыч заварил себе растворимого киселя (себя за любовь к киселю он называл «кисельмейстер») и снова стал копаться в интернете.

Интернет — великая вещь! В нём можно найти всё, что угодно. Не было у наших предков интернета, и в этом было их большое несчастье. Им приходилось читать книги, новости узнавать друг у друга, разговаривать с соседями, с людьми на рынке. Какое варварство! Вот Михалыч давно уже не разговаривал ни с кем, кроме узкого круга своих друзей, но при этом он не только в курсе последних новостей, но и глубоко разбирается в истории, философии, политике.

Вот, скажем, надо ему разобраться в тонкостях какого-нибудь компьютерного языка, он набирает запрос в поисковике и получает статьи и даже обучающие видео по этой теме. Надо ему окно починить — и тут видеоуроки и лайфхаки к его услугам. Точно так же и с гуманитарным знанием. Пишет, например, Михалыч «революция 1917 года», и интернет тут же выдаёт ему передачи лучших авторов «Первого канала» на эту тему, не захочет их слушать, посмотрит какого-нибудь популярного блогера вроде Дудя. Не может же человек с миллионами просмотров ошибаться!

Или, скажем, можно написать «земля плоская», и поисковик выдаст тебе информацию о том, что земля плоская. Но Михалыч, конечно, такую ерунду писать не станет: он напишет «Ленин — немецкий шпион» или «компромат на большевиков», и поисковик выдаст ему информацию про то, что Ленин — немецкий шпион, а также гору компромата на большевиков. И не надо копаться в занудливых исторических текстах и контекстах.

Интернет вообще парень услужливый. Теперь, когда Михалыч только вводит букву «л», строка поиска сама предлагает ему варианты: «Ленин — предатель», «Ленин — шпион», «Ленин — сифилитик», «Ленин — гриб»; или, например, на букву «б»: «большевики — убили Россию», «большевики — жидомасоны», «большевики — геи», «бабы голые»… Ну, последнее — это чисто случайно.

А если захочется отдохнуть от мировых вопросов, так можно посмотреть новости культуры: там всякие забавные скандалы и красивая жизнь. Творческие люди — они во все века одинаковые…

<…>

Как мог заметить проницательный читатель, Михалыч не любил большевиков. На то у него были свои веские доводы. Во-первых, большевики убили Россию. Во-вторых, они были врагами русского народа. В-третьих, они были агентами всевозможных иностранных разведок. Наконец, они несут ответственность за весь тот бардак, который до сих пор творится в стране. Всё это очевидные вещи.

Не так давно миновал столетний юбилей Революции в России. Тогда про большевиков говорили из каждого утюга. Политики, суперзвёзды, священники — все ругали большевиков. Отдельные сумасшедшие и всякие пенсионеры иногда их хвалят, но интеллигенция твёрдо стоит на своих позициях.

Вот Михалыч включает свою любимую передачу «Бесогон», и его приветствует приятное и умное лицо знаменитого режиссёра. С артистической иронией и уверенностью успешного человека Никита Михалков говорит о том, что душа Ленина проклята, и что в России жизнь не наладится, пока его тело не будет предано земле. Слова Михалкова о царях Михалыч слушает вполуха — он не фанат царей — а вот о большевиках и прочих врагах России Михалков рассуждает весьма увлекательно.

Владимир Путин ещё до вступления на престол постоянно повторял фразу о «мине замедленного действия», которую «деятели Октября 1917 года» подложили под российское государство. А Дмитрий Медведев заявил, что революция разрушила не только экономические, но и «культурные основы» Империи. Само собой, что эти фразы вслед за первыми лицами повторяют и все чиновники рангом пониже.

Но вообще к московской власти Михалыч относится настороженно: мало хорошего он от неё видал и много плохого. Но вот, например, модный и пассионарный блогер Дудь и все его гости постоянно говорят о том, как плох был Советский Союз. Разве может быть неправ человек с несколькими миллионами подписчиков? И хотя Михалыч ничего особенно замечательного в нынешней России не видит, но считает её всё же лучше тоталитарного совка, где за всем следили, но на всё закрывали глаза.

Михалыч любит фильмы Джигурды с лихими перестрелками и голым женским телом. Как не хватает таких суперменов сейчас, чтобы сунуть дуло в рот каждому депутату, как их не хватало тогда, в 1917-м, чтобы сунуть дуло в рот Ленину, Бронштейну, нескольким тысячам их однопартийцев, ещё нескольким тысячам меньшевиков и эсеров, а всем остальным просто объяснить словами Талькова:

Ох, уж эти мне друзья-товарищи
Всё-всё-всё знающие,
С камушком за пазухой и фигой за спиной
И с одной на всех извилиной!

Услыхав эти простые и мудрые слова, люди бы мигом прозрели и отвернулись от хитрых коноводов с их речами, прокрамациями и книгами и стали бы жить правильно, то есть так, как им скажет Михалыч. Ну, а кто не захочет — что поделать, и тому дуло в рот.

Но есть ещё одно важное обстоятельство: Михалыч знает этих «друзей-товарищей». Он отлично помнит сытые маразматические морды в шляпах на трибуне мавзолея, помнит невразумительные речи Брежнева про «сиськи-масиськи» и искренне недоумевает, как такие люди могли захватить власть в семнадцатом году?

Читать что-нибудь про Интернационал (первый, второй, третий, четвёртый), про партию большевиков, Михалычу, честно говоря, противно. В Википедии об этом написано как-то мутно, Никита Михалков об этом вообще ничего не говорит. Да и зачем русскому человеку читать про всех этих Эйнштейнов-Эйзенштейнов? Он старательно оберегал себя от излишней и неприятной информации. Если уж Михалыч сегодня не может во всём этом разобраться, то наверняка люди того времени понимали ещё меньше.

Вывод один: русский народ непроходимо глуп. Вот пришли большевики, наговорили людям с три короба, люди и пошли, куда им сказали. Пришёл бы кто другой — пошли бы в другую сторону. Что с этих русских взять…

<…>

Михалыч проснулся с блаженной улыбкой и проговорил: «Стрелять всех вас, сук, надо». В этот раз сон не растворился, не исчез, а прочно сохранился в его памяти, и Михалыч понял, что будет писать роман. Он вскочил с кровати и стал радостно приплясывать приговаривая: «Стрелять! Стрелять!» Но потом спохватился и утих — испугался, что его могут услышать соседи или кто-нибудь на улице.

Соседей и прохожих Михалыч побаивался: они ведь могут вызвать полицию или просто поколотить его. Кто поймёт, что там на уме у этих подозрительных людишек? Зная подноготную модных суперзвёзд и все тайны сионистского заговора, он не знает, как зовут его соседей, кто живёт за стеной, над ним и под ним, что волнует этих людей. Он лишь иногда видит их спины в дверных проёмах, изредка здоровается с ними на лестнице.

В мечтах расстреливая, вешая, унижая своих врагов, в жизни Михалыч, как уже сообщалось, оставался очень скромным, даже робким человеком. С другой стороны, кто знает, если бы и правда ему в руки дали обрез, дали в подкрепление целую ватагу бесстрашных хлопцев, да ещё выделили бы кой-какую технику, то, может быть, он и показал бы своё истинное лицо?

Ну, а если нет вооружённой до зубов толпы, то пусть бы дали ему горы золота. Михалыч и тогда бы не растерялся: мигом стал бы всем говорить «ты» и смело заходить в любой бордель.

Сейчас же он был смелым только с Шуриком, которого он учил программировать. Теперь к урокам для Шурика прибавится ещё одна обязанность: слушать главы романа Михалыча.

Помнится, Шурик пытался сначала спорить с Михалычем и выступать в поддержку Сталина, но Михалыч его мигом уел перечнем преступлений кровавого тирана. Путём коллективизации Сталин уничтожил русскую деревню, организовал репрессии, потом пытался сговориться с Гитлером, а после бездарно с ним воевал. Шурик тогда покраснел, как рак, и ничего не смог возразить.

И вот спустя несколько дней он покорно сидел в офисе Ильи Михайловича и слушал, как тот, запинаясь, но вдохновенно читает фрагменты своего романа…

Дмитрий Косяков, апрель 2020 г.

Михалыч в Октябре. I. Лицо, не лишённое приятности.

Михалыч в Октябре. II. Орки и паладины.: 3 комментария

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s