Капитан Мрак возвращается. Часть 2

ДЕЙСТВИЕ 2.

Старинная заброшенная церковь. Алтарный иконостас широкий, со множеством дверей с изображением святых. По храму ходит вооружённый человек. Внезапно появляется Капитан Мрак и оглушает охранника, подзывает Юнгу.

Капитан Мрак: Связать. (Юнга начинает связывать охранника)

Юнга: Вы уверены, что они придут?

Капитан: Да, это их тайное убежище. Давно уже ходят слухи, что тут кто-то есть. Местные сюда ходить боятся, говорят, что это логово дьявола. Значит, мы нанесём ему визит. Помнится, дьявол тоже считал себя революционером, но кончил он плохо. (Осматривается по сторонам)

Юнга: Ха, революционеры! Просто у них нет ни стыда, ни совести. (Заканчивает вязать, вместе с Капитаном прячет охранника)

Сергей: Ни стыда, ни совести, говоришь?

Юнга: Ещё бы! Работать не хотят, только и норовят заграбастать чужое. Люди вкалывают с утра до ночи, а им лишь бы только на курок давить. А прикрываются красивыми словами.

Сергей: Это верно. От того и лицедеи. А мы заберём у них сегодня всё, что им не принадлежит… Где бы нам укрыться? (Подходит к алтарю, заглядывает в одну из дверок) Юнга, сюда. Укроемся со святыми. Только епископу ни слова.

Заходят в алтарь. Вскоре появляются Лицедей и Художник.

Художник: А где же охрана?

Лицедей: Дезертирство на лицо. Похоже, кому-то захотелось промочить горло, не угостив художественного руководителя. Ну, ничего не поделаешь, будем решать вопрос об отчислении из труппы или объявим выговор… посмертно! (хохочет) Заносите!

Появляются головорезы и начинают грузить ящики с оружием.

Лицедей: Оружие, самое выгодное вложение денег в нашей ситуации. По пятам рыщут фараоны, не жизнь, а сплошная борьба за существование. Ещё и Капитан Мрак на мою голову.

Художник: А это место точно никому не известно?

Лицедей: Да этой церкви больше ста лет. И сто лет она никому не нужна. Её какой-то помещик построил в этой деревне в память о счастливых годах детства. После 17 года тут музей сделали. Сейчас вот попы её себе отсудили, но оказалось, что дохода с неё на копейку, а ремонта на миллион, так и бросили. Это им не гипермаркеты освящать.

Художник: Как же я их всех ненавижу.

Лицедей: Кого это?

Художник: Попов, олигархов и всю их шушеру. Сами ничего не создают, только гребут чужое. Хоть бы раз попробовали хотя бы глину помесить или резцом поработать.

Лицедей: Художник, да ты поэт! Пока ты слаб, учись у Будды безразличию. Мстительность — удел женщин. (Вынимает из ящика винтовку) А вот когда станешь посильнее, прорывайся к власти и забудь скорбный удел. Забудь о насмешках властимущих, забудь о муках творчества. Тот, кто имеет власть и деньги, может себе позволить самую дорогую вещь на свете — свободу. А тот, кто беден, вечно творит на заказ, вечно играет чужие роли. Да и роли-то всё какие-то отвратительные — сплошное «кушать подано»! Уж нет, либо однажды они подадут мне «кушать», либо пускай весь их мир горит в аду. Да, именно в аду. (Становится у царских врат, как священник, говорящий проповедь) Они называют нас грешниками, а мы благословляем грех. Долой цепи стыда и совести! Они называют нас варварами, а мы отвечаем — смерть всей старой культуре, пусть мир обновится огнём мирового зарева, а человечество вернётся к дикой и прекрасной ярости хищничества. Дорогу молодым! Дорогу новому человеку! Аминь.

Художник: Но разве возможен новый человек без нового мира?

Лицедей: Ну вот, испортил такой монолог. Какой же ты всё-таки зануда, Художник. Может быть, ты не Художник, а препод?

Художник: Я преподавал немного.

Лицедей: Образование это одно, а новый человек требует воспитания.

Художник: А разве это не одно и то же?

Лицедей: Так, ты меня достал. Придётся тебя убрать.

Лицедей готовит автомат, художник медленно отступает, но Лицедей внезапно разворачивается и расстреливает одно из избражений святых.

Художник: Что ты делаешь?

Лицедей: Слабак! Тебе жаль их фальшивого бога?

Художник: Мне жаль творения рук человеческих. Ты когда-нибудь пробовал писать по сырой штукатурке?

Лицедей: Ну, так пускай меня поразят ангелы господни!

Царские врата распахиваются и из них появляются Капитан Мрак и Юнга.

Лицедей: Да это же Капитан Мрак собственной персоной. Решил заглянуть к нам на огонёк?

Купитан: У тебя остались ценности, которые принадлежат другим людям.

Лицедей: Уж не тебе ли? Всего лишь революционный налог для богатых в пользу бедного меня.

Капитан: Я тебе помогу стать ещё и калекой для большей социальной незащищённости.

Капитан принимается всех побеждать, на него сзади набрасывается Художник, но Юнга отбрасывает его. Художник хватает подсвечник и сражается с Юнгой, но тот, конечно, побеждает. Повергая противников одного за другим, Капитан Мрак прорывается к Лицедею. Оставшись с Капитаном один на один Лицедей держит его на мушке автомата. Юнга прислушивается к их разговору.

Лицедей: Послушай, за что ты борешься, дурак? Ведь мы же одного поля ягода. Кто ты: физкультурник, полицай, чоповец? Машина барахлит, квартира маленькая, семеро по лавкам, начальство давит. К чему тебе это всё? Присоединяйся ко мне. Это реальный шанс начать всё с начала, почувствовать себя силой, а не пешкой в чужой игре. Ты думаешь, я играю за чёрных? Ошибаешься, я играю белыми, поскольку всегда делаю первый ход.

Капитан: А ты никогда не слыхал о таких вещах как закон и справедливость?

Лицедей: Закон? Это они его придумали, чтобы жить в хлеву. Я сам себе закон!

Капитан: Ты — ошибка.

Лицедей: Да, сбой в системе, которая тебе так дорога. Почему ты защищаешь её?

Капитан: Я справедливость!

Капитан бросается на Лицедея, но тот расстреливает его в упор. Капитан падает и истекает кровью. Все несколько ошеломлены внезапной гибелью непобедимого героя. Никто не мешает Юнге подбежать к телу Капитана Мрака и склониться над ним. Юнга поднимает растерянные глаза на Лицедея.

Лицедей: Вот так-то, мой мальчик. Занавес, герои снимают маски. (Снимает маску с Капитана Мрака. В испуге отступает, а потом принмается хохотать) Сергей Накладный! Глава «Гипер-корп» и крупнейший меценат. А я ему про квартиру и машину говорил! Чудны дела твои… Двух зайцев одним ударом. Это ж какая грызня вокруг его корпорации начнётся. И теперь, когда империя обезглавлена… (Вдали слышен вой сирен) Собираем барахло и выдвигаемся, парни. Нас ждут великие дела: мы идём на штурм неба!

Бандиты уходят в алтарные двери. Юнга пытается поднять тело Капитана Мрака. Затемнение.

ДЕЙСТВИЕ 3.

Тесная бедная квартирка. На диване под одеялом кто-то спит. Спящий начинает стонать, ворочаться. В комнату быстро входит Юра.

Юра: Сергей Владимирович, очнитесь! Вам что-то приснилось.

Сергей откидывает одеяло и приподнимается на постели.

Сергей: Что это? Где я?

Юра: Всё там же, у меня. Не волнуйтесь.

Сергей: Подожди… Я видел Лицедея… и Диану. Я был…

Юра: Так вы ничего не помните?

Сергей: Что я должен помнить? Что за бред! Я был олигархом, владельцем «Гиперкорп». Что стряслось, чёрт побери?

Юра: Вы не помните, что произошло за последний год?

Сергей: Год…

Юра: Да, целый год. Давайте попробуем вместе. Вы сражались…

Сергей: Я сражался… с самим дьяволом, это было… в какой-то церкви. Он расстреливал святых… и меня.

Юра: А потом?

Сергей: Потом… Мрак.

Юра: Капитан, вы больше ничего не помните?

Сергей: Нет. Что случилось, объясни мне, прошу тебя!

Юра: Хорошо. Потом была скорая, реанимация, несколько операций. Потом в больнице прошло сокращение мест, и вас перевели на домашнее лечение.

Сергей: Что? Да как они посмели вышвырнуть из больницы меня, их главного спонсора! Завтра же главврача… ко мне на ковёр.

Юра: Сергей Владимирович, вам нельзя волноваться. Успокойтесь. Сейчас я чего-нибудь сготовлю

Сергей: Дай мне телефон… Почему ты молчишь? Дай сюда мой телефон!

Юра: Вы больше не спонсор.

Сергей: То есть как?

Юра: Вот так. Ваша компания принадлежит другому человеку.

Сергей (откидывается на подушку): Я знал… Я чувствовал. Это закономерно. Конечно, целый год… Правила бизнеса — закон джунглей. Прав был папа. Но хоть что-то у меня осталось: Активы, оффшоры, собственность, друзья наконец?

Юра: Ваши друзья там же, где и ваши активы.

Сергей: И Диана? (Юра выходит и чем-то гремит на кухне) Само собой. Но кто же? Кто меня проглотил? Рустам? Нет, он не сошёлся с Борисом Петровичем… Может быть, сам Борис Петрович? Чисто по-семейному… Нет, он без указаний из Кремля не решится, а там сейчас другим озабочены. Впрочем, за год многое могло измениться. Новый игрок? Может быть, Витька? Но он не связан с семьёй… Ах ты, Господи Иисусе, целый год потерян. Целый год! Ведь это смерть. Это хуже, чем смерть… Стоп, тихо. Надо во всём разобраться и без лишней истерики. Прав, Юра, волноваться сейчас нельзя. (Входит Юра с едой) Погоди, сначала скажи мне имя. Иначе я просто есть не смогу, ты пойми.

Юра: Вряд ли вы его знаете. Альберт Зорин. Говорит о чём-нибудь?

Сергей: Действительно, ни о чём. Хорошо, будем есть.

Сергей пробует сначала всё делать сам но оказывается ещё слишком слаб. Юра кормит его.

Сергей: Прежде всего, нам предстоит… То есть, я хотел сказать, как поживаешь, Юнга? Какие у тебя планы? Что ты делал этот год?

Юра: Мне предлагали остаться, но я ушёл, когда увидел, как они все с вами поступили. Сначала таксовал, параллельно поступил учиться на ремонтника. Теперь вот подрабатываю в одной шарашке, тут неподалёку.

Сергей (усмехается): Ремонтником значит… Слушай, а где мы?

Юра: Я же говорил, у меня на квартире на окраине. Я её сразу после увольнения и купил. Я ж откладывал, зарплата раньше была хорошая.

Сергей: А чего ушёл? Сейчас бы был в теме. Нам, знаешь ли, предстоит большая борьба. Мне бы очень пригодился человек в том кругу. Пусть даже и шофёр. О, шофёр, это фигура. Туда берут только самых преданных…

Юра: Говорю же, противно стало.

Сергей: Противно? А что это вдруг? Нам нужно во что бы то ни стало… И тебе придётся попроситься обратно к этому…

Юра: К Зорину? Ни за что!

Сергей: Ах вот как, в грязи копаться хочешь? Сказываются корни… Ну и чёрт с тобой.

Юра: Успокойтесь, Сергей Владимирович, прошу вас. Ну, не думайте вы о делах. Думаете, мне приятно вот так на вас всё это снова вываливать? Вам нужно окрепнуть, выздороветь, оглядеться. Поживите вы хоть немного как обычный человек.

Сергей: Это как же? Пиво и футбол? Может, мне ещё в библиотеку записаться? Да пойми ты, ремонтная душа, что это всё не для меня. Какой я Сергей Накладный, если моё имя не внушает людям уважения, если оно не звучит по телевизору. Я там, где мои заводы, где моя компания, где всё то, что мне принадлежит. Отдать другому человеку свою собственность это гораздо хуже, чем разрешить изнасиловать свою жену. А ты предлагаешь мне этот продавленный диван, эту пятиэтажную улочку. Нет, это всё чужое, и я здесь чужой. Тут Интернет есть хотя бы?

Юра: Ещё не провели.

Сергей (смеётся): Боже мой, боже мой! Как будто напрасной была вся эта борьба в девяностые, как будто всё то, чего добился мой отец пошло прахом. Ведь такие, как он, поставили Россию на дыбы. Затем ли, чтобы я снова ездил на трамвае и лузгал семечки во дворе?

Юра: Так многие живут.

Сергей: Так живёт быдло! Тупое и ограниченное. Не надо меня со всеми равнять. Дай сюда телефон! Они про меня ещё услышат, моё имя ещё…

Юра: Нет у вас никакого имени!

Сергей: Что? Что ты сказал?

Юра: Что слышали. (Достаёт паспорт и кидает его Сергею) Я так больше не могу, пойду в магазин.

Сергей (читает): Сергей Портянкин. Но это же моя фотография. Что такое?

Юра: Борис Петрович сказал, что это всё, что он может для вас сделать. Сергея Накладного ищет полиция. (выходит)

Сергей (во след Юре): Пива купи! (осторожно встаёт и начинает медленно ходить по квартире) Итак, на меня спустили ментов. Что им насочиняли? Впрочем, какая разница? Кто кормит псов, тот и травит зверя. Одно утешение, работают они плохо. Предали, отреклись, вычеркнули. Без связей у меня нет никаких шансов. Равные шансы — сказочка для детей. Уж я-то знаю, как ревностно мы охраняли свой круг. И что же осталось мне, то есть Сергею Портянкину? (подходит к окну) Ну и помойка. У них тут что, время остановилось? Ага, ларёк «Водка круглосуточно». Всё по уму. Так, шпана крутится. Ну, это, положим, не проблема, надо только в себя прийти. (Открывает окно, плюёт на улицу, осматривает комнату) Книги. Ну, это для маргиналов. Юра, похоже, всерьёз опустил руки, раз до книг докатился. Его можно понять… Дом. За домом нужно следить: мыть полы, посуду, окна, одежду, мебель. Так и жену завести можно с тоски. А какая жена светит работнику без квалификации? Правильно, кухарка или училка. (Садится перед телевизором и долго переключает каналы. Наконец, гасит. Обхватывает голову руками) Да как об этом можно думать, когда там кто-то живёт в роскошном особняке, пользуется автопарком, который мог быть моим, который был моим! Он спит с моими манекенщицами, носит мою одежду (Открывает шкаф и видит там чёрный костюм Капитана Мрака, надолго замирает) Вот оно. Это лицо они не могли у меня отнять, потому что не они мне его дали. Они думают, что убрали меня в тень. Но именно в тени я и привык действовать. Как там… «Свободы нет ни здесь, ни там. Куда же плыть? Не знаю, капитан…» Будем импровизировать. Для разминки, можно выбить дерьмо из этих отбросов во дворе. На это мне сил хватит. Заодно докажу себе и им, что мы не ровня.

Сергей облачается в костюм. Когда он готов выйти наружу, в двери появляется Юра.

Юра (после паузы): Опять.

Капитан: Капитан Мрак возвращается.

Юра: Я не могу этого допустить.

Капитан: Почему?

Юра: Потому что я знаю, что вы собираетесь сделать.

Капитан: Вот как? Ты стал телепатом? Впрочем, это бы не помогло, потому что я ещё сам не знаю, куда именно пойду.

Юра: В таком случае, я знаю это лучше вас.

Капитан: Просвети меня.

Юра: Вы пойдёте в банк.

Капитан: Ерунда.

Юра: Значит, будете караулить инкассатора. И когда он будет идти к машине…

Капитан: Не говори ерунды!

Юра: Да, вы нападёте на него. Оглушите, а может быть, и убьёте…

Капитан: Прекрати!

Юра: Заберёте деньги и скроетесь. Потому что вы считаете, что это всё равно ваши деньги…

Капитан: Замолчи!

Юра: Потому что вам потребуется стартовый капитал, а без него вы не сможете вернуть себе всё остальное.

Капитан (зажимает Юре рот): Да с чего ты всё это взял, идиот?

Юра (отталкивает Капитана): Потому что я всё это уже слышал. Да, слышал! От вас на этом же самом месте. (Капитан Мрак от неожиданности садится на табуретку) В первый раз вы пришли в себя полгода назад. И уже ограбили два банка. Вот почему я спрашивал, что вы помните. Здесь у вас случился рецидив, и я надеялся, уж во второй раз эта дурная мысль не придёт вам в голову.

Капитан: И… кто-нибудь в курсе?

Юра: Нет. Документы Борис Петрович делал вам ещё тогда. Имя Капитана Мрака было известно только Лицедею.

Капитан: У Капитана Марка больше нет имени. Ну, а ты? Тоже намерен встать на защиту закона? Раньше я и закон были на одной стороне, а теперь тебе придётся выбрать одного из нас. Закон? Разве ты не видишь, что это они его придумали.

Юра: Экономическая справедливость вне морали меня не интересует.

Капитан: Не люблю красивых и сложных фраз. Я в последний раз спрашиваю, на чьей ты стороне. А кроме того (Капитан встаёт) ты ошибся. Я не собираюсь всё вернуть. Я собираюсь всё уничтожить. Пусть их мир горит в аду. Аминь.

Выходит. Затемнение.

Дмитрий Косяков. Лето 2012 года.

Капитан Мрак возвращается. Часть 1.

Капитан Мрак возвращается. Часть 3.

Капитан Мрак возвращается. Часть 2: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s